Есть ли еще секс в большом городе 1 сезон

Есть ли еще секс в городе 1 сезон — американский телесериал. Первый сезон выйдет в 2020 году на Paramount.

Истории о том, как трудно найти свое счастье в большом городе, получат продолжение. Колумнист нью-йоркской газеты, писательница Кэндес Бушнелл сдает в печать новую книгу о женщинах. Книга уже получила название «Есть ли еще секс в городе?» или Есть ли еще секс в большом городе?» и выйдет в августе 2019 года.

Естественно, произведение, еще не будучи даже дописанным, заинтересовало телепродюсеров, которые сразу же объявили, что собираются снять по нему сериал. За право на книгу боролись несколько телеканалов, победу одержала компания Paramount Television (недавно там вышел сериал с Кевином Костнером «Йеллоустоун»).

Бушнелл самолично планирует написать отдельный сценарий к сериалу. Также она выступит в качестве исполнительного продюсера.

Сериал расскажет о женщинах, которые перешагнули 50-летний возрастной барьер и при этом ни капельки не унывают. Они по-прежнему чувствуют себя на коне, занимаются сексом, решают проблемы в бизнесе и дома, выходят замуж и бросают мужей. И конечно, пытаются смириться с тем, что молодость уже покинула их.

Кендес затронула острую тему пенсионной реформы, сообщив, что раньше, давно, в 50 лет уже уходили на пенсию и оставляли быстрый ритм жизни. Теперь в 50 лет жизнь еще бьет ключом, а замедление ритма жизни отодвинулось к 70-80 годам. Бушнел сообщила, что рада будет отразить в сериале эту новую реальность.

На телеканале горячо поддержали писательницу, добавив, что и книга, и сериал «Секс в большом городе» были явлением, повлиявшим на целое поколение женщин. «50-летние женщины недостаточно представлены на экране, и да, в большом городе все еще есть секс!» сделала заявление представитель Paramount Николь Клеменс.

Элизабет Олсен

Кто: младшая сестренка близняшек Мэри-Кейт и Эшли Олсен, дебютантка Каннского кинофестиваля – 2011

Возраст: 22 года
Кого заменит: Сару Джессику Паркер
Кого сыграет: Кэри Брэдшоу

До недавнего времени мы практически ничего не слышали об Элизабет Олсен – девушке с бездонными глазами, очень похожей внешне на своих знаменитых сестер. Элизабет дебютировала в кино 15 лет назад (в 1994 году сыграла второстепенную роль в комедии «Веселые деньки на Диком Западе»). Но… мы не заметили ее – все наше внимание тогда было приковано к главным героиням – Мэри Кейт и Эшли Олсен. Шли годы, и мир забыл, что у самых популярных в мире близняшек есть младшая сестра, пока она сама не напомнила о себе. В этом году Элизабет стала открытием Каннского кинофестиваля – начинающая актриса представила картину «Марта, Марси, Мэй и Марлен» о девушке-сектантке, которая пытается вернуться к нормальной жизни. Съемки в «Сексе в большом городе – 3» – шанс для Элизабет заявить о себе не только, как об актрисе концептуального кино, тем более, что дебютирует она сразу в роли юной Кэри Брэдшоу!

Почему мы «за»: чувство стиля у юной актрисы в крови: так же как и сестры, она питает особую слабость к «уличному шику», но в отличие от Мэри-Кейт и Эшли, пока не успела довести свою любовь к мешковатым юбкам и платьям с этническими принтами до абсурда. На красной дорожке в Каннах, например, младшая Олсен позировала в нарядах, созданных Мэри-Кейт и Эшли (разумеется!), но достойных Сары Джессики Паркер!

Почему мы «против»: в ближайшее время выходят еще две картины с Элизабет Олсен: драма «Мир, любовь и недопонимание» и триллер «Красные огни». Сможет ли актриса, которая привыкла играть персонажей с тяжелой судьбой, перевоплотиться с беззаботную Кэри Брэдшоу, все мысли которой заняты мужчинами и туфлями?

«Секс в большом городе»: их личная жизнь

ЕСЛИ перефразировать слоган одного рекламного ролика, то о сериале «Секс в большом городе» («Секс и город» — если переводить с английского дословно) можно сказать: «Вы еще не смотрите? Тогда мы идем к вам!» Потому что на сегодняшний день отыскать на нашем ТВ нечто более популярное довольно сложно. Впрочем, оно и понятно. С сексом, пусть даже и в кавычках, тягаться сложно.

ЕСТЬ, наверное, люди, которые не смотрят этот сериал. Кто-то не успевает, а кто-то и вовсе не делает это по этическим причинам. Хотя, кроме вызывающего названия и подчас шокирующих диалогов, ничего такого в «Сексе в большом городе» нет. Как бы то ни было, но этот сериал без преувеличения можно назвать самым громким событием текущего телесезона. Этаким тестом на совместимость. Не зря же одно из солидных бюро знакомств даже добавило в свою анкету вопрос «Смотрите ли вы сериал «Секс в большом городе»?»

Да и у меня есть пара знакомых, которых названный сериал спас от развода. Оказалось, что темы, о которых по-прежнему не принято говорить вслух, очень даже можно решить с помощью… телевизора. Судите сами: каждый день (за исключением трансляции футбольных матчей и выходных) на экране обсуждаются самые животрепещущие проблемы: как угодить своему партнеру, усмирить тещу-свекровь. И вообще, может ли шоколад служить заменой сексу.

И все эти темы озвучивают на редкость приятные дамы, ставшие нам, как и все героини полюбившихся сериалов — от Изауры до Каменской, почти что родственниками.

Мир стонет от «Секса…» уже пять лет. Летом 1998 года американский кабельный канал запустил в эфир многосерийный отчет о жизни четырех подруг. Преуспевающих в карьере, с благоустроенным бытом и проблемами в личной жизни. Уж что-что, а с последним положением приходилось сталкиваться каждому — и уволенному из-за интриг сослуживцев дворнику, и кандидату в депутаты Госдумы.

За основу сериала положена одноименная книга американской журналистки Кэндис Бушнелл. Писала себе дамочка небольшие статейки в New York Observer, а потом взяла и переработала их в книгу. Предварительно приписав свои собственные приключения с возлюбленными некоей журналистке Кэрри Брэдшоу. Которая, как и ее прототип, ведет колонку в популярной газете, встречается-влюбляется-расстается с мужчинами, попутно обсуждая все самые-самые вопросы со своими подругами — галеристкой Шарлоттой, юристом Мирандой и специалистом по связям с общественностью Самантой.

«Персонажа по имени Кэрри мне пришлось изобрести, чтобы мои родители не догадались, что творится в моей жизни», — говорит Кэндис Бушнелл. И добавляет, что то, что делают на экране актрисы, превзошло все ее ожидания.

Саманта

НЕСМОТРЯ на то что главной героиней сериала является журналистка Кэрри, зрители особую любовь питают к Саманте, которую играет 47-летняя Ким Кэтролл. Кстати, упоминание возраста актрисы — деталь довольно существенная. Потому как выглядит Саманта (предлагаю именно так называть героиню — ее привычным сценическим именем, а не сложнопроизносимыми паспортными именем-отчеством-фамилией) отменно. Это во-первых. А во-вторых, сама актриса не раз говорила, что «Секс в большом городе» помог ей вернуть уверенность в себе. Так как не только на конкурсах красоты, но и в Голливуде отношение к тем, кому за сорок, оставляет желать лучшего.

Теперь же после громкого успеха в сериале и неоднократного номинирования на премию «Золотой глобус» (по американским меркам — почти «Оскар») и «Эмми» у Ким — Саманты нет отбоя от режиссеров, мечтающих пригласить ее в свой фильм.

Сама же актриса пока занята раскруткой своей новой книги. Естественно, книга о сексе. «Многие мои знакомые были в шоке, узнав, что я написала на такую тему. А что в этом особенного? Это же волнует каждого», — говорит она. И добавляет, что после съемок серий о любви втроем, о мастурбации, анальном сексе и того, как люди стыдятся тех, с кем спят, она сама не стесняется больше ничего. Разве что не любит распространяться о трех пережитых неудачных замужествах. Зато о «Сексе» (…в кавычках и без) актриса, знакомая нашему зрителю по первой части «Полицейской академии», может говорить часами.

«Мы балансируем на тонкой грани между приемлемым и неприемлемым, и, возможно, некоторые люди могут счесть наш сериал излишне откровенным, но я надеюсь, это поможет им быть более откровенными с собой».

Родилась сексуальная дива в английском Ливерпуле. И с первых же шагов сама начала командовать собственной жизнью. Когда ее родители перебрались в Канаду, девушка, будучи шестнадцати лет от роду, бросила все и уехала покорять Америку. Поступила в академию театрального искусства, по окончании которой даже сыграла на Бродвее в пьесе Антона Чехова «Три сестры».

Ну а потом в ее жизни появилась Саманта. «Мне Саманта нравится, — говорит актриса. — Потому что она очень честная, внутренних тормозов у нее немного. В каком-то смысле она очень одинока и с радостью завела бы серьезные отношения. Ее кредо звучит так: «Если Мистер Суженый не ждет меня за углом, я не стану сидеть и ждать его, а пойду и найду его сама».

Кэрри

ГЛАВНАЯ героиня сериала — актриса Сара Джессика Паркер — родилась 25 марта 1965 года. Сегодня Сара — одна из самых известных актрис Америки. За роль Кэрри Брэдшоу она три года подряд получала «Золотой глобус» в номинации «Лучшая актриса».

Кстати, в «Сексе…» Сара не только играет, но и является исполнительным продюсером сериала. А карьеру актрисы она начала аж в 6 лет, когда впервые выступила в телевизионной программе. Для городка Цинциннати, где жила ее семья, это стало огромным событием. Способную девочку тут же отдали в школу балета, откуда она перешла в Американскую школу балета и даже пробовала свои силы в знаменитом «Метрополитен-опера». Где, правда, уже не танцевала, а пела.

Несмотря на двадцатилетний стаж работы в театре и кино, для всех Сара прежде всего — журналистка Кэрри из «Секса в большом городе». Недавно вместе со своми мужем, актером Мэтью Бродериком, с которым она живет уже несколько лет, Сара подала в суд на одну известную парфюмерную компанию, незаконно поместившую изображение супружеской четы на рекламе нового парфюма. Пресса тут же вспомнила историю Тома Круза и Николь Кидман, тоже судившихся за использование их фото в рекламной кампании как раз накануне развода. Но Сара и Мэтью подобных аналогий не проводят и надеются в случае, если дело выгорит, пополнить семейный бюджет 15 миллионами долларов.

Ну а пока звезда воспитывает ребенка, снимается в сериале и является послом США в организации ЮНИСЕФ (Фонд помощи детям при ООН).

Миранда

ЕДИНСТВЕННОЙ из всех четырех подруг коренной жительницей Нью- Йорка (а как раз в этом городе, напомним, и происходит действие сериала) является Синтия Никсон, исполнительница роли Миранды. Причем родилась она не где-нибудь, а в самом центре, в районе Манхэттен. Так что, восторгаясь согласно сценарию великолепием города, Синтия произносит незаученный текст.

Вообще, в сериале ей приходится играть почти себя. «Моя героиня — адвокат по имени Миранда. Она очень логично мыслит, профессиональный спорщик и при всей своей убедительности — не очень счастливый человек. Она реалистка и смотрит на мир сквозь далеко не розовые очки. Ее юмор уничижительный, иногда шокирующий. Я сама немного такая».

Синтия-Миранда производит впечатление «прямоугольного» человека, поступающего только так, как того требуют неписаные правила. С восемнадцати лет она умудрялась одновременно играть в двух разных спектаклях. А повзрослев и поняв, что актер — самая зависимая профессия, Синтия стала продюсером и даже соучредителем театральной компании.

Сегодня, получая сценарий очередной серии, актриса прежде всего думает, что о ее работе скажет подрастающая дочь. «Были моменты, от которых лично я при чтении сценария испытывала шок». Но четырехлетнюю Никсон-младшую пока больше волнуют герои Диснея.

Шарлотта

САМОЙ опытной «сериальщицей» среди звезд «Секса…» является Кристин Дэвис, исполнительница роли Шарлотты. До торговли произведениями искусства (а именно этим вперемешку с борьбой с собственными комплексами, свекровью и равнодушным до постельных утех мужем и занимается из серии в серию героиня Кристин) Дэвис успела сняться в таких популярных мыльных операх, как «Скорая помощь» и «Доктор Куин — женщина-врач».

Родившись (в 1965 году, кстати говоря) в семье профессора психологии, девушка основательно подошла к своему образованию и закончила Калифорнийский университет. Однако желание стать знаменитой перебороло тягу к серьезным наукам, и, перебравшись в Нью- Йорк, Кристин начала шествие к славе со съемок в рекламных роликах.

До «Секса в большом городе» в жизни актрисы было увлечение вязанием, любимый молодой человек и йога. Последние два увлечения остались и сегодня. Мало того, Кристин удается их совмещать — вместе с другом она открыла собственную школу йоги, которая после выхода сериала стала пользоваться безумной популярностью.

«Мы хотим стать такими же, как Шарлотта», — говорят посетители школы. А Кристин-Шарлотта довольно улыбается: «И это здорово. Мне в моей героине больше всего нравится то, что отличает ее от других персонажей, — она полна надежд. У нее нет этой усталости и цинизма. Наверное, ее наивность — минус, но мне и это нравится. Шарлотта верит, что играть надо по Правилам — с большой буквы П».

Возможно, постоянные занятия йогой придут актрисе на помощь, когда она узнает, что нынешний сезон является последним, когда телекомпания занимается производством сериала. Главное — вовремя остановиться, решили продюсеры (и Сара Джессика Паркер в их числе, между прочим).

Теперь в их планах — съемка подобного же сериала, но с участием… героев-мужчин. Уже называются и имена исполнителей главных ролей. Но, руководствуясь правилом продюсеров, я тоже остановлюсь. О новом сериале мы поговорим в следующий раз.

Фото Рейтер

Кэндес Бушнелл: Есть ли еще секс в большом городе? Отрывок из книги

Фото: Dark Indigo/Pexels

Есть ли еще секс в большом городе?

Одна из прелестей среднего возраста заключается в том, что люди становятся чуточку добрее и милосерднее.

Это все благодаря жизненному опыту. Человек успевает пожить, через многое пройти, многому научиться — например тому, что со стороны жизнь выглядит прекрасно, а на самом деле она паршивая. Или тому, что плохое все равно случается, как бы «правильно» ты ни старался себя вести. Но главным образом тому, что нет на свете ничего надежного и вечного, — все может внезапно рухнуть, исчезнуть, испортиться.

Брак например. Любовь. И даже сам город.

Мой роман с городом начал рушиться в тот момент, когда моя собака упала замертво в переулке возле Вашингтон-сквер. Ее убил кокер-спаниель — не в буквальном смысле, технически это был «несчастный случай», однако вовсе не случайность: за день до того я наткнулась на кокера-убийцу в банке.

Пес растопырил лапы и зарычал. Хозяин — смущенный парень лет двадцати с лицом пухлым, как булочка, — нагнулся, чтобы взять его на руки, и пес тут же цапнул того за палец.

Я покачала головой: некоторые просто не созданы для того, чтобы иметь собаку, и этот парень явно один из них.

На следующее утро я поднялась в половине восьмого, похвалив себя за раннее начало дня. Я жила в доме со швейцаром, поэтому частенько выбегала без ключей и телефона.

Тем утром я вышла из дому и завернула за угол. В конце квартала мелькнуло что-то подозрительное. Так и есть — снова парень со своим кокером.

Я тут же перешла на другую сторону улицы, втайне гордясь своей предусмотрительностью.

Мой пес задержался в переулке. Тем временем парень с кокером тоже перешел дорогу и оказался на нашей стороне. Завидев нас, спаниель сразу кинулся в атаку, рванув поводок.

Все происходило как в замедленной съемке крупным планом: потертый ошейник, изношенное металлическое кольцо, взметнувшаяся пыль кожаных частиц — и пес вырывается на свободу.

Парень включил первую передачу и заковылял за псом, успев его поймать буквально в последний момент.

Я была уверена, что с моей собакой все в порядке: очередная уличная стычка, такое случается постоянно.

Внезапно поводок в руке ослаб. Я обернулась и не сразу поняла, что произошло. Мой пес лежал на боку, его трясло, из пасти вывалился огромный язык.

Тако, названный в честь персонажа из фильма «Хороший, плохой, злой» (любимый фильм мужа), умирал.

Первой моей реакцией было устроить истерику, однако я быстро поняла, что привлекать к себе внимание не лучшая тактика. И без того уже собралась толпа; все галдели, предлагали помочь, но никто не знал толком, что делать.

Понимаете, собака была крупная: ивисская борзая, двадцать девять дюймов в холке, семьдесят пять фунтов — размером с косулю. Сомневаюсь, что смогла бы его поднять, и это еще не самое страшное. Я вообще понятия не имела, что делать. Ни кошелька, ни телефона, муж в отъезде…

Наконец кто-то дозвонился до ближайшей ветеринарки, и те пообещали, что примут меня, хотя еще не открылись. Кто-то остановил такси, кто-то поднял мою собаку, а парень с кокером-убийцей промямлил:

— Мне очень жаль. Надеюсь, мой пес не убил вашего… — Он порылся в кармане, достал смятую двадцатку и насильно сунул мне в руку. — На такси.

Я села в машину, и кто-то положил рядом еще теплого Тако.

— Скорее! — поторопила я водителя.

К среднему возрасту начинаешь понимать, что жизнь не похожа на кино. В какой-нибудь мелодраме таксист бы воскликнул: «О боже! Бедный песик!» — и рванул в больницу, а блестящие нью-йоркские врачи непременно спасли бы Тако. В реальной жизни водитель не желал обременять себя всякими сложностями.

— С собаками нельзя.

— Это срочно!

— А что такое? Болеет?

— Да-да, он умирает! Прошу вас, сэр… Может, уже умер!

Это я зря сказала.

— Умер? Еще мне тут не хватало дохлых собак! Вызывайте «скорую».

— У меня нет телефона! — завизжала я.

Таксист попытался выгнать меня из машины, я уперлась, а ему не улыбалось трогать мертвого пса, так что в итоге он сдался. До Шестой авеню всего три квартала, но мы ползли в плотном трафике, и он всю дорогу костерил меня почем зря.

Я мысленно отключила звук, напомнив себе, что где-то в мире есть женщина, которой сейчас наверняка хуже. Тем более смерть любимого пса не самое плохое, что случилось со мной за последнее время.

В прошлом году умерла моя мать — еще одна неожиданная смерть. В пятьдесят — мой нынешний возраст — мама начала принимать гормональные таблетки — обычная практика для женщин в менопаузе. Как выяснилось, гормоны могут вызывать рак груди. И хотя в истории нашей семьи с обеих сторон не было случаев рака и все женщины доживали до девяноста, мама умерла в семьдесят два.

Тогда я пыталась делать вид, что все в порядке, хоть это было и не так. Выпали волосы, я перестала есть…

Понадобилось много времени, чтобы примириться с потерей. Меня поддерживали друзья и муж.

Издательство: АСТ

В ветеринарной клинике мне разрешили воспользоваться телефоном. К счастью, я загодя выучила наизусть пару номеров.

Муж не брал трубку. Еще нет девяти, до работы полчаса, где же он?

Через десять минут прибежала моя подруга Мэрилин (она живет в Челси). Как и я, она не успела ни душ принять, ни кофе выпить, лишь наскоро влезла в спортивный костюм. Неумытые, с нечищеными зубами, мы уставились друг на друга.

И что теперь?..

Пес умер от аневризмы — так считает врач, хотя для точного анализа понадобится вскрытие. Будем делать? Нет, не будем, ответила за меня Мэрилин.

Мой муж всегда ненавидел Тако. Может, смерть пса была своего рода знамением?

Так оно и вышло. Тогда я не знала, что мой брак похож на аневризму: смерть притаилась за углом.

Три месяца спустя, в ноябре, муж попросил развод. Это случилось на следующий день после ужасной метели. Мы тогда отдыхали в моем доме в Коннектикуте — ни воды, ни электричества. Вернуться в город вместе с мужем я, понятно, не могла; пришлось остаться — сгребать снег и растапливать в камине, чтобы хоть как-то добыть воду для туалета.

Начались судебные тяжбы. Как всегда в таких случаях, не обошлось без гадостей, однако по сравнению с остальными у нас все прошло относительно спокойно за исключением одной маленькой детали — закладной на квартиру: старую пришлось аннулировать, а новую оформить на мою фамилию.

Мне и в голову не приходило, что это может оказаться проблемой; к тому же у меня на счету было достаточно средств, чтобы выплатить закладную целиком. Клерк уверял, что все будет в порядке.

Три месяца спустя в назначенный день я вошла в его кабинет, и меня охватило недоброе предчувствие.

— Ну?

— Мне очень жаль, но таковы правила…

— Я не получу закладную, да?

— Нет, — прошептал он.

И тут меня осенило. Заполняя анкету, я всюду отметила «неправильные» галочки:

а) женщина,
б) одинокая,
в) самозанятая,
г) за пятьдесят.

Я больше не входила в демографическую статистику.

Проще говоря — меня не существует в природе.

Я стояла возле банка в полном оцепенении.

Вокруг все то же самое: бар напротив, в окнах которого виднелись пожилые завсегдатаи в свитерах; закусочная на углу, куда я захожу каждое утро; рядом винный магазин с нервным продавцом, который без умолку трещит о бейсболе, — как и я, он живет в городе больше тридцати лет.

Я перешла улицу и уставилась на свой дом. Сколько раз я проходила мимо, впервые приехав в Нью-Йорк! Мне тогда было девятнадцать, я посещала университет и «Студию 54» и уже публиковалась в подпольных газетах, наводнивших город в то время.

Я была абсолютно нищая, но это совершенно не имело значения: все вокруг казалось новым, волнительным. Я проходила мимо здания со швейцаром в униформе и белых перчатках, останавливалась полюбоваться садом — настоящим садом с цветами и высокой травой — и думала: однажды, если получится, я буду здесь жить!

Теперь я жила здесь — в угловой квартире на верхнем этаже. Кстати, в этом доме живет актер, игравший «Мужчину моей мечты». А однажды фотографию квартиры разместили на обложке «Эль Декор», и из всех моих достижений мама, опытный декоратор, больше всего гордилась именно этим.

Сейчас система меня победила. Я не только потеряю свой дом, но и стану еще одной из миллиона разводящихся женщин средних лет, которым снова придется искать несуществующего принца — и новый дом вдобавок.

Я немного всплакнула, но вдруг поняла, что слишком устала — нет сил даже плакать.

Вместо этого я позвонила Мэрилин.

— Солнце…

— Да?

— Только хотела тебе сообщить — с меня хватит.

И с этими словами я покинула Манхэттен.

В отличие от миллионов разводящихся женщин мне повезло скопить денег на пресловутый «черный день», а их к середине жизни бывает предостаточно. Показав банку средний палец, я назло им выплатила закладную, сдала квартиру и сбежала на дачу в Личфилд. Там полно места, поэтому я завела двух пуделей и занялась тем, о чем мечтала с детства: писала, что душа пожелает, и объезжала верховых лошадей.

Разумеется, меня тут же сбросил норовистый жеребец. Я сломала ногу, ковыляла по округе с палочкой, как столетняя старушка, и вовсе не была уверена, что стоит продолжать, но тут меня поддержал отец. Он напомнил, как в детстве я всегда «возвращалась в седло». Три месяца спустя я участвовала в соревновании и даже выиграла пару ленточек.

Я просыпалась утром и вдыхала тишину.

Я была счастлива.

Я не думала о прежней жизни, о Нью-Йорке и, главное — о мужчинах.

Тем не менее полгода спустя мне позвонила Тина Браун с новой идеей. Поскольку с момента развода прошло достаточно времени, она предложила мне вернуться в город и начать писать о том, каково это — ходить на свидания после пятидесяти. Можно зарегистрироваться на специальных сайтах или нанять сваху…

Тут я ее оборвала.

Нет уж!

Я не готова ходить на свидания. Даже не в этом дело — просто не хочу, и все. Тридцать пять лет я посвятила отношениям, прошла через весь цикл: влюбиться, выйти замуж, развестись. И что теперь — все по новой? Неужели это единственное, чем можно заняться в жизни? На ум приходит классическое определение сумасшествия: человек повторяет одно и то же действие, надеясь на разный результат.

Настало время выйти из этого порочного круга. Впервые за тридцать пять лет я решила обойтись без мужчин.

Причем это означает обойтись без секса. На данном отрезке своей жизни меня не интересует секс без обязательств.

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *