Содержание

«Каждый день сижу на работе и мне так плохо, что кажется, будто умру». Минчанка 10 лет живет с паническими атаками, но не сдается

Первый раз Ольга почувствовала себя нехорошо в 17 лет. На паре в колледже у нее резко поднялось давление, а потом появился панический страх смерти. Дальше приступы стали повторяться все чаще, бесконечные вызовы скорых, долгие обследования и походы по врачам. Только через год ей поставили правильный диагноз, назначили лекарства, но они лишь немного облегчают состояние. Как это — жить каждый день со страхом смерти и не сойти с ума…

Ликбез

Паническая атака — характерная черта панического расстройства. Это необъяснимый, мучительный для больного приступ тяжелой тревоги, сопровождаемый беспричинным страхом в сочетании с различными вегетативными (соматическими) симптомами.

«Все началось на ровном месте»

Миниатюрная красивая 28-летняя Ольга улыбается и просто излучает позитив. Внешне жизнь девушки тоже позитивная: диплом преподавателя английского и испанского языков, работа в отделе продаж IT-компании, любимый муж, друзья, спорт и путешествия. Но мало кто знает, что каждый день происходит у нее внутри.

— В моей жизни ничто не предвещало беды. Полная семья, да, детство не было безоблачным, отец иногда выпивал, могли быть скандалы, но в более взрослом возрасте уже никаких таких проблем не было. Пишут, что панические расстройства возникают из-за каких-то сильных стрессов. У меня таких стрессов не было. Мне вообще кажется, что все началось на ровном месте, — рассказывает девушка. — Первый приступ со мной случился в 17 лет. Я тогда училась в колледже на первом курсе. Однажды на паре мне стало очень плохо: потемнело в глазах, я почти ничего не видела.

Ольга попросила подругу отвести ее в медпункт. Там вызвали скорую, врачи которой поставили студентке диагноз «гипертонический криз» и забрали в кардиологию. В больнице Оле сделали кардиограмму и взяли анализы. Все было в порядке, и девушку отпустили домой. Через неделю приступ повторился.

— Снова тахикардия, помутнение в голове, казалось, что вот-вот потеряю сознание. В этот момент думать невозможно, накрывает дикий страх того, что ты сейчас умрешь, — вспоминает она. — Как описать еще? Представьте, что вы сидите в комнате и возле вас ходит лев. Вы напряжены и постоянно думаете, нападет он или нет.

Этот страх постоянно с вами. Другие люди его не замечают. Они думают, что все у вас хорошо. Ты же не будешь кричать всем, что страшно…

Потом приступы повторялись все чаще и чаще. В итоге такие состояния накрывали Ольгу ежедневно, могло быть и несколько приступов в день. Дважды в неделю, когда девушке было совсем невмоготу, родные вызывали скорую. Изначально Ольга и ее родные думали, что это проблемы с сердцем или с нервной системой. Но обследования и анализы не показывали ничего, что могло бы вызывать подобные приступы. Врачи разводили руками и не решались ставить никаких диагнозов. В итоге участковый кардиолог отправила Ольгу в больницу. Девушка считает, что от безысходности.

— Там лежали дети с судорогами, у некоторых была опухоль мозга. В общем, мне стало еще страшнее, — вздыхает минчанка. Но именно там она встретила девушку с такими же, как у нее, симптомами.

— Мне стало легче. Я думала, что раз врачи не знают, что со мной, то я, наверное, болею какой-то неизвестной науке болезнью, — рассуждает она. В отделении неврологии Ольге сделали компьютерную томографию головного мозга и нашли кисту. Нейрохирург сказал, что она врожденная и оперировать ее не нужно. — В общем-то, ничего страшного в этой кисте не было, но интерн, который на тот момент работал в больнице, меня напугал, сказав, что киста — это опасно и из-за нее может быть эпилепсия. Я, конечно, снова начала волноваться. Тем более что у меня перестало прыгать давление, а начала болеть голова. Я-то видела эти приступы у других пациентов. Думаю: «Ну вот что меня ждет».

С сердца Ольга переключилась на голову. Повторные анализы, КТ, МРТ — врачи не находили ничего. Целый год жизнь девушки была сплошным кошмаром. С ним она пыталась жить и учиться в колледже.

— В момент приступа давление скакало с 100—110 до 140—150, были головные боли, тошнота, периодические головокружения, жуткий страх, — говорит она. — Было страшно одной выходить из дома. Боялась, что вдруг мне станет плохо и никто мне не поможет, не будет знать, кто я, куда меня везти. Я всегда носила в сумочке паспорт и внушительную аптечку с корвалолом, настойками пустырника и валерианы, таблетками и нашатырем, чтобы, если что, самой себе помочь.

Честно, я боялась, что в конце концов или умру, или сойду с ума.

«Я сразу испугалась и очень не хотела ложиться в психиатрическое отделение»

Где-то спустя год в один из приездов скорой врач бригады посоветовала ей успокоительные и занятия с психологом. Ольга пошла к психологу в поликлинику. После занятий ей и правда становилось легче. Потом она решила пойти в психоневрологический диспансер.

— Я пришла по своей инициативе, сказала, что мне нужен врач, делайте со мной что хотите. Меня отправили к психотерапевту. После встреч с ним я почувствовала пусть небольшое, но облегчение, — рассказывает минчанка. В конце концов именно психотерапевт сказал ей, что у нее симптомы панического расстройства. Ольга выдохнула, наконец-то стало понятно, что с ней. Девушке выписали антидепрессанты.

— Стоят они посильно: 20—30 рублей за месячный курс, так что не очень бьют по бюджету, — добавляет она. Впервые за год Ольга начала чувствовать себя человеком, атак стало меньше, она могла спокойно выйти на улицу, встретиться с друзьями. Казалось, ну все, наконец-то жизнь налаживается.

Через 9 месяцев курс закончился, и еще полгода все было вроде как неплохо. Но потом приступы стали появляться все чаще. И в итоге атаки накрывали каждый день.

— Наверное, бывают случаи, когда с болезнью можно справиться психотерапией или одним курсом антидепрессантов, но у меня было не так, как и у большинства людей с такими расстройствами, — вздыхает Ольга. — Было разочарование, что опять все повторяется…

Она снова пришла к психотерапевту, ей снова назначили курс таблеток и уговорили лечь в психиатрическое отделение 10-й больницы на 21 день.

— Конечно, я сразу испугалась и очень не хотела в такое место ложиться, — грустно улыбается девушка. — Но когда стала понимать, что со своим состоянием нужно что-то делать, то решила лечь. Потом оказалось, что все не так страшно. Во-первых, лечение там анонимное, после него тебя не ставят на учет. Во-вторых, в этом отделении не лежат люди с серьезными психическими отклонениями. У кого-то бессонница, у кого-то такие же панические атаки, у кого-то просто депрессия или невроз. Люди, про которых ты бы никогда не подумал, что с ними что-то не так.

— Очень помогла работа с психотерапевтами и групповая терапия. Ты слушаешь истории людей и иногда думаешь, что у тебя по сравнению с некоторыми все в порядке, — добавляет она. — Ты понимаешь, что таких, как ты, очень много. Но они ведут нормальный образ жизни, и они сами — адекватные люди.

Потом снова курс антидепрессантов. Но, по словам Ольги, проблема в том, что они все равно не купируют приступы полностью, а только облегчают состояние.

— Симптомы просто немного утихают, но все равно страшно и тревожно. Все равно каждый день ты живешь с постоянными мыслями, что ты можешь в любой момент умереть. Что тебе станет плохо в транспорте или на работе, или на собеседовании. Что о тебе подумают. Так вот сидишь на работе и думаешь, что будет, — рассказывает девушка. — У меня так было, когда я училась в университете. Ничего особенного, мне просто стало плохо. Все засуетились, бегали возле меня. Пока скорая приехала, мне стало лучше. На следующий день приходили спрашивали: «Оля, как дела, как ты себя чувствуешь?» А для меня это было неприятное внимание. Ты как будто показываешь людям, что ты слабый.

«Вы не выглядите как человек, которому плохо»

За 11 лет Ольга перепробовала множество различных препаратов, несколько раз лежала в больнице, сталкивалась с разным отношением врачей — как с хорошим, так и с плохим.

— У нас, к большому сожалению, очень часто даже врачи не понимают, с чем они работают, — считает минчанка. — Например, я прихожу в поликлинику к участковому психотерапевту и рассказываю о своем самочувствии. Говорю, что мне плохо. Она мне отвечает, что мне не может быть плохо, потому что я пью антидепрессанты: «Вы не выглядите как человек, которому плохо». И таких ситуаций было много.

А ведь может быть и другое отношение. После колледжа я работала преподавателем английского и испанского языков. Во время работы я возила детей в Испанию в приемные семьи. Я там находилась все лето. Естественно, и там я себя чувствовала периодически плохо и обращалась к врачам. Так вот в Испании для врача главное — это качество жизни, чтобы ты чувствовал себя хорошо сегодня. У нас, к сожалению, не так.

Девушка говорит, что на сегодня единственными препаратами, которые улучшают ее качество жизни, являются транквилизаторы. И если ее друзьям с паническим расстройством в Италии и Испании эти препараты разрешают принимать хоть круглогодично, то в Беларуси добиться постоянного применения транквилизаторов нельзя. Врачи выписывают их с большой осторожностью, так как они относятся к психотропным и вызывают привыкание.

— Кроме антидепрессантов мне выписывали еще и нейролептики. Они вообще делают тебя овощем, затормаживают мышление, вызывают сонливость. Ты не можешь нормально и полноценно работать и жить. Они притупляют, и тебя клонит в сон и не хочется ни о чем думать. Это не жизнь, — объясняет девушка. — Пока препараты, которые мне помогают, — это транквилизаторы. Врачи мне советовали принимать их только тогда, когда атака будет очень сильной, в крайних случаях. Я принимала, и мне становилось хорошо моментально. Я чувствовала себя человеком сразу же. Потом я стала задумываться: если я каждый день себя чувствую плохо, то почему я не могу чувствовать себя хорошо каждый день, когда такая возможность есть?

Ну и пусть будет привыкание, почему я его должна бояться? Ведь вылечиться я уже не смогу никогда, мне всю жизнь придется сидеть на таблетках. Почему мои знакомые в Италии и Испании с такими же диагнозами могут жить полноценной жизнью, а я — нет?

Последний год Ольга писала обращения в Минздрав, Администрацию президента, пыталась добиться для себя возможности выписывать транквилизаторы постоянно без перерывов.

— После одной из жалоб меня позвали на специальную комиссию, чтобы пообщаться и решить вопрос. Во время разговора один из членов комиссии сказал: «Вы же понимаете, что для вас нет волшебных таблеток». Я объясняла, что мне плохо, что я сижу на работе и мне так плохо, что кажется, будто я умру. На что он мне сказал: «Ну так умрите». На этом консультация и закончилась. Я так растерялась, что сразу никак не отреагировала. Но уже дома, когда пришла в себя, подумала, что на такое нужно было бы отреагировать очень жестко. Мне лично повезло, у меня были хорошие врачи, и я знаю, что помощь есть. А если к такому врачу человек придет впервые? Чем закончится его поход?

Ольга собирается продолжать борьбу за качественное лечение для себя и дальше. По ее словам, в первую очередь нужно менять отношение врачей, от которых зависит очень многое.

— Хотелось бы, чтобы медики думали о качестве жизни пациентов и назначали действительно помогающие препараты, — отмечает девушка.

«Раньше я очень стеснялась своей проблемы»

Сейчас паническое расстройство дочки семья Ольги воспринимает как что-то обычное. Мама может даже пошутить на эту тему. Ольга говорит, что раньше было не так.

— Мама сначала воспринимала все болезненно, но потом смирилась и приняла, — рассказывает девушка. — Муж, друзья, некоторые коллеги на работе — они все меня поддерживают. И это очень важно. Но понимаете, люди, у которых не было таких приступов, они никогда не поймут. Я сейчас замужем, я пытаюсь поделиться своими переживаниями с мужем. Он действительно очень старается меня понять. Он очень много прочитал об этом, очень много гуглил, изучал, чем это лечить, как с этим жить. Но муж не может понять меня, потому что сам этого не испытывал.

Сейчас Ольга работает полный рабочий день, занимается спортом, ходит к психотерапевту и мужественно проживает каждый день со своими страхами.

— Раньше я очень стеснялась своей проблемы. В западных странах об этом говорят открыто, эта тема не табу. Сходить после работы к психотерапевту — это как сходить к стоматологу. У нас же отношение в обществе настороженное и отрицательное, — рассказывает Ольга. — Сейчас о моих проблемах знает не только семья, но и друзья, коллеги. А в целом, я считаю, что нужно менять отношение к этой проблеме, больше внимания уделять психологическому здоровью. Это не что-то постыдное, это такая же болезнь, как и остальные.

Не стыдно кому-то рассказать, что вы чувствуете, не стыдно сходить к психотерапевту, не стыдно лежать в психиатрическом отделении или в отделении пограничных состояний.

Потому что людей с такой ситуацией, как у меня, становится очень много. Я все чаще и чаще слышу истории про панические расстройства у знакомых знакомых и так далее.

Паническое расстройство — заболевание, при котором возникают повторяющиеся приступы резко выраженной тревоги — паники. Их не всегда удается связать с какой-либо ситуацией или обстоятельствами, а следовательно, и предвидеть.

Во время приступа паники возникает чувство сильнейшего страха и неприятные ощущения в теле, вегетативные нарушения (учащение дыхания, сердцебиения, потливость), которые могут длиться от 5 до 30 минут. Как правило, паника достигает максимума за 10 минут. Переживания и ощущения настолько сильные, что иногда требуют неотложной медицинской (психиатрической) помощи.

Первому паническому эпизоду, как правило, предшествует повышенная тревожность или затяжная депрессия. Чаще всего паническое расстройство начинается в возрасте от 18 до 40 лет, хотя за 20 лет моей практики были случаи, выходящие за пределы обозначенного возрастного диапазона.

Однако важно отличать зашкаливающую тревожность от панической атаки.

Повышенная тревожность, в отличие от приступов паники, связана с различными событиями и видами деятельности: бизнесом, учебой, здоровьем и так далее. При этом беспокоят ощущение страха, мышечное напряжение, потливость, дрожь, неприятные ощущения в животе, боязнь несчастного случая или болезни. Переживания эмоций неприятны, но уровня паники не достигают.

Панические атаки характеризуются тем, что возникают без всякой видимой на то причины. Иногда даже во сне. Причем интересно, что в ночное время суток панические атаки, по наблюдениям, возникают у волевых людей, потому что в дневное время все стрессы и эмоции человек держит в себе, контролируя свои вегетативные реакции, а ночью, когда контроль сознания прекращается, у него внезапно развиваются панические атаки.

Понять, что у вас именно паническая атака, довольно просто:

Во время приступа должны наблюдаться, по крайней мере, 4 из перечисленных ниже 14 симптомов:

  1. Чувство нехватки воздуха, страх задохнуться.
  2. Неожиданное чувство физической слабости, головокружение.
  3. Предобморочное состояние.
  4. Усиленное или учащенное сердцебиение.
  5. Дрожь или тремор.
  6. Повышенная потливость, нередко обильное потоотделение.
  7. Ощущение удушья.
  8. Тошнота, неприятные ощущения в области желудка и кишечника.
  9. Дереализация (ощущение, что предметы нереальны) и деперсонализация (будто собственное «я» отдалилось или находится «не здесь»).
  10. Ощущение онемения или ползания мурашек в различных частях тела.
  11. Ощущение жара или холода.
  12. Боль или неприятные ощущения в области грудной клетки.
  13. Страх смерти — либо от сердечного приступа, либо из-за удушья.
  14. Страх потерять самоконтроль (сделать что-нибудь недозволенное) или сойти с ума.

Из перечисленных симптомов большая их часть представлена ярко выраженными вегетативными нарушениями, которые носят неспецифический характер — то есть встречаются не только при панических атаках.

Диагноз «паническое расстройство» ставится, если приступы не являются следствием приема наркотиков, лекарственных средств или соматических заболеваний.

Вместе с тем в редких случаях бывают приступы, когда симптомов меньше четырех. Такие приступы считаются неразвернутыми. Они проходят быстрее и переносятся легче.

Существует два основных вопроса, которые беспокоят людей после первой паники. Первый — почему она возникла? Второй — как от паник избавиться? В интернете на этот счет много чего написано, но найти исчерпывающую достоверную информацию непросто.

Итак, что способствует появлению панического расстройства?

Условно причины, влияющие на появление панической атаки, можно разделить на три группы. Первые две группы создают фоновую тревогу, которая истощает нервную систему и способствует возникновению панической атаки. Третья группа представляет собой собственно механизм воспроизведения панических атак.

1-я группа. Нарушения привычного образа жизни.

К этой группе относится все, что делает привычно комфортную жизнь некомфортной. Например:

  • ухудшение отношений, конфликты, расставание со значимыми людьми;
  • тяжелая болезнь или смерть близких людей;
  • переезд на новое место жительства;
  • добровольный или вынужденный уход с работы;
  • ухудшение финансового положения или нестабильность (невыплаченные кредиты и/или ипотека);
  • судебные разбирательства;
  • длительное недосыпание, нарушения ритма дня и ночи;
  • переутомление вследствие перегрузок в профессии, учебе или быту;
  • ускоренный темп жизни;
  • перенапряжение при воспитании детей;
  • различные соматические заболевания;
  • несбалансированное питание;
  • ситуации, когда дети начинают жить отдельно, и т. д.

Эти нарушения условий жизни всегда приводят к возникновению тревоги и напряжения, обычно направленных на восстановление нарушенных условий и отношений. Если условия продолжают оставаться некомфортными, то тревога становится фундаментом, на котором позже может возникнуть панический эпизод.

2-я группа. Жизненные ситуации, в которых не удается реализовать какую-либо важную потребность.

При этом пути выхода из ситуации чаще всего, по личным представлениям, не устраивают. Например, можно выделить такие потребности как:

  • личная безопасность;
  • удовлетворяющие сексуальные отношения;
  • значимое положение в обществе;
  • самореализация в деятельности (профессии, бизнесе);
  • близкие эмоциональные отношения с другими людьми.

Мешать удовлетворению важных потребностей может работа, которая не устраивает, — допустим, по какой-то причине у вас нет возможности ее сменить. Или окружение, которое не ценит вас по достоинству и принижает заслуги. Страна, где нет возможности реализоваться. Такое положение дел приводит к нарастанию внутреннего напряжения и тревоги, что тоже может способствовать возникновению панических атак.

Думаю, вы заметили, что в нынешней ситуации с коронавирусом у многих в жизни появились причины из двух перечисленных групп. Если они были и раньше, то их могло стать больше. Вынужденная изоляция, навязанный чуждый образ жизни, страх заболеть и умереть в отношении себя и близких, потеря бизнеса, невыплаченные кредиты, потеря средств к существованию, неопределенность будущего, отсутствие объективной и большое количество негативной информации — все это не способствует спокойствию и душевному здоровью.

Возникнет паническое расстройство или нет, зависит от особенностей личности и психотравмирующей ситуации, а также способности личности самостоятельно с этой ситуацией справляться.

Если паническая атака все-таки возникает, то действует следующая, третья группа причин. В этом случае говорят о триггерах, то есть о причинах, запускающих непосредственно приступ. В этом случае крайне важно их правильно опознать и «отменить запуск».

3-я группа. Когда обстоятельства закрепляют поведение, включающее в себя сильный страх и тревогу. Ожидание того, что может «накрыть».

Во время первого приступа паники возникают очень неприятные ощущения и сильный страх. После него появляется чрезмерная внимательность к своим ощущениям в теле, тревожность и опасение, что паническое состояние может возникнуть вновь. Эта тревожность и опасение являются почвой для повторного приступа. Формируется механизм запуска атаки. Триггером может стать обстановка, слова, запах, мысли. Далее из-за стойкости условных рефлексов, образовавшихся при переживании сильного страха и второго приступа, панические атаки начинают возникать в новых местах.

Наличие объективной информации на момент приступа помогает его купировать. Когда человек может себе объяснить, что, к примеру, головокружение обусловлено резко понизившимся давлением или что слабость могла возникнуть из-за того, что человек забыл позавтракать.

Что можно сделать во время панического состояния?

Первая паника возникает внезапно и в обстановке, которая опасности не несет. Один этот факт очень пугает, и кажется, что причина в организме. Ощущения при этом сильные — за гранью обычного опыта. Их не с чем сравнить и не с чем связать. Возникает страх смерти. Очень важно в этот момент знать, что, как бы плохо ни было, паника не убивает и она закончится. Эту мысль может сообщать тот, кто находится рядом и помогает успокоиться, отвлекая от дурных мыслей. В таком случае паника переживается легче и страх перед ней меньше. То, как могла бы выглядеть помощь при панике, например, можно увидеть в фильме «Паркер» с Джейсоном Стэйтемом. В нем герой фильма успокаивает запаниковавшего охранника (момент с с 8:20 до 9:53).

Однако в жизни бывает иначе. Поддержки нет, паника переживается в одиночку, медработники толком ничего не объясняют.

Примеры панических атак (из реальной практики)

Мужчина зимой в теплой одежде стоит в очереди к кассе в магазине. Внезапно становится жарко, потливость, сердцебиение, учащается дыхание, появляется желание бросить все и выйти на улицу, страх смерти от сердечного приступа.

Другой мужчина переносит в жаркий летний день вещи из одной машины в другую. Усиливается сердцебиение, появляется чувство нехватки воздуха, слабость в руках и ногах, ощущение, что может упасть, страх смерти.

Третий мужчина ехал за рулем по трассе. Внезапно появляется сердцебиение, чувство нехватки воздуха, бросает в жар, потливость, страх смерти.

Молодая женщина в отпуске сидит в кафе, пьет кофе. Возникает учащенное сердцебиение, дрожь в руках и теле, затрудненное дыхание, страх смерти.

Во всех этих случаях не было реальной опасности в окружающей обстановке. Первую панику можно сравнить с грозой, застигшей человека в чистом поле. Он промокнет, но потом обсохнет. Может метаться в поисках укрытия, выпить что-нибудь для храбрости, если есть, затаиться или продолжить свой путь. Ни страх, ни телодвижения не влияют на продолжительность грозы. Туча уйдет, и гроза закончится. А бояться ли после этого грозы всегда, носить с собой зонт или что-то успокаивающее и согревающее, поглядывать на небо или продолжить жить дальше, каждый решает для себя сам.

В зависимости от того, как переживалась первая паника — переждал ли ее человек сам или принял успокаивающие таблетки, делались ли уколы, — такая модель преодоления становится основной. В своей практике я заметил, что те, кто переждал без медикаментов первые паники, быстрее с ними справляются в дальнейшем. Причина — они больше надеются на себя, чем на лекарства.

Для освобождения от панических атак всем, кто их переживает, в первую очередь следует помочь переосмыслить и изменить отношение к этим состояниям. После этого страх снова пережить панический эпизод сходит на нет, и со временем приступы прекращаются.

Следующим шагом идет проработка, направленная на устранение обстоятельств и причин, способствующих появлению паник. Чтобы было понятно, о чем я, вернемся к приведенным выше примерам.

Мужчина, которому стало плохо в магазине. Гендиректор. Достраивал дом. Нужны были деньги на это, поэтому он не мог оставить должность, от которой очень устал. Был план всей семьей жить именно в большом доме. Отношения с женой и в семье разладились. Идея с общим домом рухнула. Не знал, что делать дальше.

Другой мужчина. Окончил институт. Работа по образованию под вопросом. Много играл в компьютерные игры по ночам и очень мало спал. Семейный бизнес не представлял интереса, из-за чего стали возникать постоянные конфликты с родителями. Расстался с девушкой.

Третий находился на заработках в одном городе, семья осталась в другом. Дочь попала в аварию, получила травму. Возникла острая необходимость помогать домашним. Невозможность оставить работу. Судебные разбирательства. Был вынужден мотаться между городами.

Женщина в кафе. У ее близкой родственницы нашли опухоль. Боялась подобного у себя. Ссоры с мужем по поводу рождения еще одного ребенка. Неприятности с бизнесом, что лишало стабильного дохода.

Несмотря на совершенно разные жизненные истории, всех этих людей объединяет неустроенность в настоящем и неопределенность будущего, усиленная негативными ожиданиями.

Итак, как же избавиться от панических атак?

Самый быстрый и верный способ — обратиться к психотерапевту или психологу. Желательно искать таких специалистов, которые занимаются паническими состояниями без применения лекарственных средств. Их не так много, но они есть.

Как ослабить приступ своими силами, когда нет возможности прибегнуть к помощи специалиста или когда паника застала вас врасплох?

Если возникает ощущение надвигающейся паники, попробуйте прибегнуть к одному из этих простых действий.

Позвоните кому-нибудь по телефону, чтобы отвлечься. Начните разговор с человеком, который оказался поблизости. Можно отвлечь себя болевым раздражителем — например, щелкнув по руке резинкой на запястье или ущипнув себя. Принять успокаивающее средство, которое вам помогает, — желательно на основе трав. Можно подышать в бумажный пакет: сначала сделать выдох, потом вдох. В этот момент содержание углекислого газа в крови нарастает и нервная система затормаживается. Клетки мозга становятся менее возбудимыми. Отдельно отмечу, что желание продышаться, открыв окно, в данном случае не работает. Если есть ощущение, что вот-вот наступит приступ, то можно перейти на бег или выйти на пробежку, если паника застала вас дома. Из-за того что учащается дыхание и сердцебиение, адреналин начинает находить естественное применение. В результате происходящее отождествляется не с паникой, а с логичными проявлениями физической нагрузки. Это помогает не всем. Чаще срабатывает для молодых людей.

Что делать, если цель — не ослабить, а погасить панический эпизод?

Существует отличная действенная методика, состоящая всего из трех шагов.

ПОНЯТЬ: ПАНИКА ВАС НЕ УБЬЕТ — держите это в голове во время приступа! В этот момент у вас появится положительная перспектива: как бы ни было плохо, вы останетесь в живых.

НАБЛЮДАТЬ ЗА СВОИМИ ОЩУЩЕНИЯМИ. Нужно перейти в позицию наблюдателя. Когда вы смотрите ужастик, вы же понимаете, что это просто страшное кино и не более. Когда человек знает, что он в любом случае останется жив, он должен перестать бороться с этой паникой. Звучит парадоксально, но это то, к чему надо стремиться. Понаблюдайте за ощущениями в теле. Задайте себе вопрос «А что будет дальше?» и ждите, что будет происходить с телом, не пытаясь повлиять на дыхание. Обратите внимание: трудно дышать, но пальцы и губы не синеют — значит, нет кислородной недостаточности. Сердце учащенно бьется — но боли в груди при этом нет. Наблюдайте за телом, как за играющим котенком.

ДОЙДЯ ДО ПИКА, ПОПЫТАТЬСЯ УСИЛИТЬ САМЫЕ ЯРКИЕ НЕГАТИВНЫЕ СИМПТОМЫ. Старайтесь изо всех сил! Именно в этот момент произойдет парадоксальное и неожиданное: когда неприятные ощущения достигнут своего апогея, они перестанут нарастать и выйдут на плато. После этого попробуйте еще больше форсировать дискоморт. И как бы удивительно это ни прозвучало, именно в этот момент симптомы пойдут на спад. При такой тактике человек не старается бороться с накатывающей на него волной паники — он старается ее оседлать.

Если человек прошел по этому пути хотя бы однажды и сумел выработать умение «созерцать» панику во время приступа, чаще всего дальнейшие приступы начинают угасать на полпути, так и не достигнув пика.

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *