«Полный садизм»: селфи девушки — убийцы животных шокировали Рунет

Эти кадры повергли в шок даже самых отвязных пользователей Интернета. Крайняя степень жестокости и цинизма. Девушка в светлых босоножках наступает на голову крохотному котенку. Чудовищная смерть.

Как утверждают пользователи Сети, сцены жестокости и насилия над животным снимали на заказ, для продажи. Волна негодования тут же захлестнула интернет-пространство. Сотни разгневанных комментариев. Смысл один — найти и наказать. Многие пользователи и вовсе обещали лично поквитаться с героями мерзкой фотосессии. На одном из снимков — лицо девушки. Кто-то выложил ссылки якобы на ее интернетпрофили, но те оказались заблокированы.

Но корреспонденты НТВ смогли ее отыскать — в ста километрах от Ростова-на-Дону. Типичная девятиэтажная, на окраине городка Красный Сулин. Девушка, которую интернет-пользователи обвиняют в издевательстве над животными, живет предположительно на восьмом этаже. Дом явно не элитный. Что, конечно, странно.

Дверь открыл мужчина. Как оказалось, свекр девушки. Впускать журналистов отказался. Спустя пять минут та, кого искали, сама спустилась. Знакомьтесь, Ирина Косорукова, 24 года. Сомнений нет, это та самая девушка со снимков. Во двор Ирина вышла с коляской. Мамой стала три месяца назад. Кстати, уже во второй раз.

К видео издевательства над котенком, уверяет Ирина, она не причастна. Ее якобы подставили. Но как это всем объяснить? Всего за один день мерзкие кадры сделали свое дело. От Ирины уже отвернулись почти все друзья и знакомые.

Наталья Королевская, соседка: «Это жестокость, надо наказать, полный садизм! Так и не скажешь… с виду нормальная, но в тихом омуте черти водятся!»

Но кто же тогда решил насолить матери двоих детей? И почему именно такой способ выбрали недруги? Ответы на эти вопросы сейчас ищут полицейские. Если Ирина все-таки невиновна, то наказание ждет тех, кто оклеветал ее. В первую очередь вопросы возникнут к тому, кто выложил скандальные снимки в Интернет.

Болезнь века: краш-фетиш и шок-контент в Интернете — кто их авторы и зрители и зачем они это делают?

На днях в группе ТИА в ВК читатель предложил для публикации скандальную новость: «В нашем городе появилась настоящая живодёрка! Давит ногами животных и снимает это на видео!!! Позор!» и ссылку на страничку этой девицы, где выложено много фотографий голых ног в разных туфлях, босоножках, колготках и без, а также видеозаписи, где она давит детские игрушки, фрукты, живых улиток, жуков и извивающихся речных раков. Все эти действа имеют заимствованное название «краш» или «краш-фетиш» (последнее даже относятся к видам сексуального извращения). Этот вид шок-контента весьма распространён по всему миру в сети интернет: есть сами «давуны», а есть и их многочисленная зрительская аудитория. Зачем они это делают – одни давят, а другие смотрят? И кто все эти люди – психически больные, извращенцы, живодёры или кто-то ещё?

Об этом корреспондент ТИА поговорила с заведующей лабораторией социально-психологических исследований МГЭУ, старшим преподавателем кафедры психологии, специалистом в области клинической психологии и практической психодиагностики Деларой Ахметовой.

Краш-фетиш — самопрезентация и раздвоение личности

Английское слово «crash», давшее название разновидности многочисленных видеороликов, чаще переводится как «авария, поломка, крах». Однако в данном случае уместнее его перевести как «давить, сокрушать, мять, разбивать», то есть уничтожать.

Существуют даже разновидности краш-фетиша: «мягкий», когда давят фрукты, детские игрушки и другие предметы, а также насекомых, земноводных, рыб, рептилий. «Жёсткий» краш-фетиш попадает под статью о жестоком обращении с животными, поскольку под ногами уже не жуки и рыбы, а мыши, кролики, птицы, котята и другие мелкие животные.

Пока тверичанка не дошла до жёсткого варианта, однако, по мнению психолога, скорее всего, она на раках не остановится. И дальше могут появится записи, где она давит новорождённых котят, потому что это будет больше «цеплять эмоционально». Причина вовсе не в психических расстройствах или заболеваниях. Отнюдь!

— Здесь мы видим поведение, ориентированное на социальную задачу. Мы имеем дело с попыткой самопрезентации и самоутверждения, для которых выбраны дикие и отталкивающе формы. Автор краш-контента соединяет в себе две личности: одна из них живет в соответствии с нормами и ролями реального социума – работает или учится, соблюдает правила приличия, заботится о близких – ничем особенным не выделяется из общей массы. Другая – виртуальная и анонимная, существует и действует в сети. Индивидуализирующие признаки сетевой личности – это, во-первых, никнеймы и аватары, создаваемые в меру фантазии автора и его потребности в маскировке личности реальной (обрезанный кадр с изображением только ног в различной обуви на аватаре «тверской живодерки» хорошо это иллюстрирует). И, конечно же, контент. Самый быстрый, простой и эффективный способ продвижения к интернет-известности – публикация в сети эпатирующего и шокирующего материала. Медиаэффект интернет-инсталляций вполне измерим: «жесть» закономерно набирает немалое количество просмотров, репостов, лайков. Этот рейтинг и определяет популярность в сети, — делится своим мнением психолог.

Конечно, кого сейчас удивишь, скажем, знанием нескольких иностранных языков, или вокальными талантами, или спортивными успехами?! Да и потом, всё это требует времени и тяжёлой работы, прежде всего, над самим собой. Однако подросткам и молодым людям (авторам краш-контента) самоутвердиться надо здесь и сейчас. В настоящее время количество друзей и лайков для молодёжи более статусны, чем материальное положение. В погоне за репостами подростки готовы заплатит любую цену – даже расстаться с собственной жизнью. Редкий день обходится без сообщений об очередном смертельно опасном селфи ради эффектного кадра.

А как же любовь к животным?

Не исключено, что у девушки, которая на видео давит каблуками животных, есть дома любимый котик, за которым она трепетно и умильно ухаживает. Но как же так? Куда деваются жалость, сострадание и любовь к животным? Дело в том, что общепринятые человеческие нормы морали и этики в интернете не работают, уступая место вседозволенности и безнаказанности.

— Интернет-личность живёт параллельно и независимо, не пересекаясь с реальностью, при этом для «сетевой» личности совершенно стираются грани допустимого: в сети допустимо все. Кстати, ни один из психиатров не посчитает это раздвоение личности отклонением от нормы или расстройством, поскольку человек прекрасно осознаёт это явление, контролирует его и устанавливает или принимает правила игры в сети.

Мемы с детскими игрушками

Часто давуны прячут своё лицо, стараются убрать все детали, которые бы позволили их идентифицировать, чтобы не испортить репутацию свою и своей семьи. А вот прогремевшие на всю страну «хабаровские живодёрки» не скрывали своих лиц, они в открытую убивали и расчленяли животных, снимая процесс на камеру. Их психиатры тоже признали вменяемыми, то есть без психических расстройств и отклонений. А цель у живодёрок была та же – снискать славу и популярность у интернет-пользователей. Именно по этой причине они убивали и искали по приютам щенков, потому что жестокая расправа с самым беззащитным гарантировано даст большее эмоциональное потрясение зрителям.

— По этой же причине краш-фетишисты давят детские игрушки, которые у большинства людей ассоциируются с образами маленьких детей. Игрушки – это не просто тряпки, набитые опилками, или куски формованного пластика. Это символ трогательного и беззащитного детства. Помните, как возмутились люди, когда после страшного пожара в торговом центре в Кемерово жители приносили к стихийно возникшему мемориалу в память о погибших детях мягкие игрушки, а потом эти игрушки коммунальщики собрали и выбросили на свалку как ненужный мусор?! Поэтому подобные мемы с предсказуемой реакцией публики постоянно используют творцы шок-сюжетов, добавляя личный, довольно убогий креатив, — рассказывает Делара Ахметова.

Спрос рождает предложение

Такой сегмент как краш-фетиш существует уже давно, он прокачивается пользователями и имеет немалый резонанс. Парадокс нашего времени заключается в том, что для многих людей, особенно подростков и представителей молодого поколения, виртуальный мир намного реальней физического. Он даёт новые и огромные возможности, и, в первую очередь, возможность быстрого самопроявления, даже если ты не обладаешь каким-то талантом или уникальными характеристиками развитой личности.

Главное – громко заявить о себе. Без отчета в Инстаграмме или другой соцсети события жизни не будут считаться полностью состоявшимис. Раздвоение миров порождает и двойственность сознания.

Краш-фетиш имеет тоже две стороны: тех, кто эти ролики создаёт и выкладывает, и тех, кто их смотрит, ищет, жаждет. Так сказать, спрос рождает предложение. Среди краш-роликов есть подборки различных аварий и ДТП с жуткими последствиями и растерзанными трупами; есть видео на кладбищенскую тематику, когда участники глумятся над останками и оскверняют могилы; есть трансляции из моргов и куда более жёсткие и жестокие записи пыток и самоистязаний (подвешивание на крюках и т.п.). И для каждой разновидности есть своя аудитория – люди совершенно разных возрастов, пола и социального положения, как агрессивные, так и довольно миролюбивые. Зачем они это делают?

Личности разные, а тренд один

Те, кто смотрят подобные сюжеты, имеют разную мотивацию. Это, например, может быть проживание своей собственной агрессии и желания разрушать, получить дозу адреналина. Это может быть и удовольствие для садистов, причём в каждом человеке есть садистские наклонности на уровне древних инстинктов выживания, иначе мы бы просто не смогли, к примеру, спокойно кушать котлеты и «покорять» природу.

Смешанное со страхом любопытство к жестоким зрелищам также существовало задолго до появления Интернета. Но нормальный человек может контролировать эти процессы.

Просмотр шок-контента может быть и своеобразной стихийной психотерапией по принципу: посмотреть на то, как всё ужасно в мире, чтобы понять, что мои проблемы – это не проблемы, а мелочи, то есть таким способом многие люди пытаются вернуть себе душевное равновесие. Человек после просмотра видео получает нервную встряску, стресс, но как ни странно, он не является негативным. Поскольку у зрителя есть чёткая установка, что посмотреть ролик аварии или быть очевидцем/ участником на месте происшествия – разные вещи, здесь грань не стирается, поскольку это произошло где-то и с кем-то, но не с ним. По сути, это реализация социальных потребностей извращёнными способами, говорят психологи. К тому же в реальной жизни большинство людей всё-таки не сталкиваются с шок-контентом, а в интернете можно посмотреть всё – вплоть до убийств и расчленёнки, то есть получить видимость расширения границ и псевдосвободу. Такие материалы нормальный человек, конечно же, смотреть не должен и не будет.

— Каким-то образом запретить шок-контент или регулировать доступ к нему не представляется возможным, а механизмы социального контроля, эффективные в «физической» реальности, в Интернете не действуют. Если, скажем, осуждение со стороны окружения может сдержать негативное поведение, то в Интернете это не сработает. И даже наоборот, всеобщее осуждение в Интернете – источник известности, причем «скандальная» это известность либо позитивная – для общего количества просмотров несущественно. Эта проблема размывания нравственных границ актуальна не только для России.

Откуда уши торчат?

Конечно, подобного рода явления, деяния и преступления были и до появления интернета. Например, те же колумбайны, поступки, которые не укладываются в голове здравомыслящего человека. И опять-таки были заключения психиатров о том, что эти люди душевными расстройствами не страдали. Да, интернета не было, но западное телевидение тогда стало его прототипом и аналогом по методам и форматам работы, оперативности, откровенности в подаче материала и т.п. К примеру, Харрис и Клиболд планировали убить 600 человек, чтобы стать героями телеканалов по всему миру.

В СССР и России ничего подобного не было, потому что действовала жёсткая цензура, многое скрывалось. Поэтому в 2000-х годах на наше общество обрушилась лавина информации, которая сильно ударила по людям. Кстати, уже тогда пользователи начали вовсю играть, создавая новые личности — виртуалы. Так, за образом сексуальной сногсшибательной блондинки мог скрываться пузатый лысый дядечка и наоборот. Затем народ наигрался, охладел и стал искать новых впечатлений – шок-контент.
Для доинтернетовского поколения способом убежать от реальности и расширить границы были, конечно же, книги и мир литературы. Только там, помимо ценности жизни, успеха, красоты, которые присутствуют и во всемирной паутине, есть ещё и гуманность, нравственность, благородство.
— Общество наше к многим процессам не было полностью готовым: ну кто, ожидал, что «массовое социальное творчество» и возможность для каждого повлиять на мир примет в том числе и такие формы, как, например, создание краш-контента? Между тем, массе свойственно реагировать, а не рефлексировать, поэтому феномен краш-контента во многом закономерен. Что дальше? Можно не сомневаться лишь в одном: вернуться в прежние границы невозможно. Болезни роста тяжелы, но рост продолжается…

Life Stories

На дачу к этой соседке периодически приезжала ее дочь — Лена. На дачу она приезжала в основном отдохнуть. Она была сногсшибательной очень высокой и стройной девушкой лет 25, загорать она не любила, в основном читала книги. Даже на дачу надевала изящные босоножки на небольшом каблучке, которые оставляли замечательные следы на утрамбованной земле возле дома. Жуков собирать, а тем более давить она не желала. Тем более перешагивала через них, «случайно» оказавшихся на ее пути.
Она часто любила сидеть на небольшой веранде-крыльце с книгой. Веранда была на уровне пола дома и была примерно 50 см над землей и представляла собой сваренную из металлических швеллеров конструкцию с дощатым настилом. Я часто ходил к ним в гости играть в тени — так как наш дом был еще далек от завершения. Бывало я забирался под это настил и наблюдал как скрипят и прогибаются доски под тяжестью соседки. Часто подкладывал ягоды или жуков в щель между доской и металлическим швеллером, когда она наступала сверху на эту доску все беспощадно раздавливалось. Так как крыльцо не было большим — угадать, куда наступят, было не трудно. Эта соседка тоже умудрялась давить косточки от сливы под доской. Руку подсовывать в щель я побоялся.
Как то раз на дачу приехала Лена. Я спрятался под настил и подложил несколько вишневых ягод под доску. Девушка забежала на крыльцо, ягоды с громким хрустом раздавились. Это же сколько она весит, что бы так просто раздавить вишневые косточки, это конечно не сливовые, но все же. Когда она спустилась с крыльца набрать малины, я подсунул ладонь под доску, в том месте, где Лена обычно встает, чтобы достать книгу из под импровизированной полки под крышей крыльца. Девушка быстро вернулась и подошла к тому месту и наступила на доску. Ладонь пронзила резкая боль, захрустели сухожилия и хрящи — какая же она тяжелая, несмотря на ее стройность. Лена по-видимому встала на одну ногу и потянулась чтобы достать книгу. Боль была неописуемой — вся тяжесть ее прекрасного тела давила на руку. Хотел уже закричать, но она повернулась и села на стул, который стоял рядом. Доски под ножками стула заскрипели и сильно прогнулись, но давление на доску над моей рукой ослабло и я смог с трудом вытащить свою ладонь. Она была красной и был четкий след от металлической перекладины. Хорошо что на крыльцо не зашла ее мама, она бы точно раздавила мне руку.
Это же какой вес давит под их каблучками — особенно когда соседка весь вес своего красивого плотного теплого тела переносит на каблук, раздавливая жуков.

(Отредактировано автором: 2 сентября 2013 — 15:23)

Насекомыши

Часто люди не видят, что у них происходит перед носом, еще реже – вокруг, под ногами — … Не думают о себе, о других тем более. А если посмотреть внимательно, то можно увидеть другие миры, со своими законами, со своей жизнью. Таков мир насекомых. Он рядом, только его замечают, когда комар назойливо пищит ночью или надоедливая муха вьется перед глазами. Их безжалостно давят, размазывают по стенам и полам, душат дихлофосом, придумывают разные отравляющие вещества и никогда не задумываются, что жуки, пчелы, комары и другие букашки тоже живые существа и тоже для чего-то нужны.
* * *
Люди часто наступают на насекомых, не думая, что от этого может кому-то быть плохо, мягко говоря, и при этом испытывают разные чувства: кто-то отвращение, передергивание от неприятного ощущения, что он что-то, а точнее кого-то, раздавил, скривит при этом лицо и скажет что-нибудь вроде «Какая гадость!» или выразится покрепче; кто-то равнодушно пройдет мимо, не заметив, как под ногой хрустнули чьи-то хитиновые крылья или расплющилось мягкое тельце. Самое неприятное, когда наступаешь босиком. Что-то щекочет ступню, шевелится. От неожиданности подпрыгнешь и поскорее убежишь от этого места или посмотришь, на что наступил. Если отбежишь, немного отдышишься, будешь со смехом и содроганием вспоминать, что раздавил насекомое, не подозревая, что это была божья коровка, которую еще недавно кто-то сажал на ладонь и ждал, глядя на ее красные сложенные крылышки, когда она улетит. А не убежишь, тогда увидишь, что твоя безжалостная и слепая нога сделала с живым существом. Она раздавила его. Крылышки с черными пятнами не складываются и что-то непонятное, желтого цвета, вытекает густо из него. Станет противно, нос брезгливо сморщится, только что рукой около него не помашешь, как бы отгоняя неприятный запах. Поднимешься с корточек и снова пойдешь своей дорогой, уже поглядывая под ноги. А вдруг еще кого расплющишь?
А вот интересно, что же думают и чувствуют сами насекомые, когда обрушивается такая громадная масса, превращающая их в ничто или во что-то бывшее? Наверное, невероятный ужас, который сковывает все небольшое тельце или они пытаются убежать от гибели с мыслью «Быстрее, быстрее. Еще немного и я буду жив!». Их глаза не могут разглядеть предметы, только то, что движется, и они бегут на всех четырех, шести или восьми ногах. Маленькое сердце сживается, холод и так не покидающий их никогда, охватывает с новой силой. И вот не успевает какой-нибудь жук убежать от движимого, и оно настигает его быстро, стремительно окуная в темноту на мгновение или навсегда. Если мгновение, то он может еще окинуть прощальным взглядом высокие травы и выглядывающих из-за них насекомых, и удаляющееся движущееся. Сделать последнюю попытку к выживанию и, возможно, ему это поможет, если раздавили не сильно, а может все. Страшнее всего, когда эта губительная масса останавливается и начинает смотреть на сделанное, говорить на непонятном языке. Насекомому хочется как можно скорее исчезнуть и не видеть этого и не ощущать боли.
* * *
Видела как-то, как одна девушка наступила босой ногой на жука. Жук ничего себе был: черный, примерно три сантиметра длиной, не считая усов, с жесткими сложенными крыльями. Редко можно услышать такой визг. Она сильно побледнела, лицо буквально перекосило от ужаса. Мгновение она стояла как вкопанная, а потом быстро пошла прочь.
Со стороны выглядело немного комично, но представив, что я сама наступила, всю передернуло, даже мурашки побежали по спине. Бр-р! Неприятно. Да, этому жуку не позавидуешь. Столько натерпелся за минуту, меньше.
«Вот! Всего помяли, — ворчал усач. – Бедные мои крылышки! (он пошевелил ими). Теперь не складываются. У! (Будь он человеком, погрозил бы вслед кулаком). Смотреть надо, что под ножищами. Испугала. Думал, сейчас лапки отброшу. Про сердечко молчу. Ушло в самые последние пятки лапок. Как они там? (Он пошевелил ими). Двигаются! Но помяли, помяли вас. Ух, кошмар какой. Думал уже все, вечная спячка. Но она ноже не меньше испугалась. Голос-то противный какой. Убежала. А у меня стопор. Двигаться не мог. Хотя щекотнул ее лапищу. Прямо бальзам на бедное сердце (наверно погладил себя по головогруди), где, быть может, у него сердце). Хорошо хоть усы целые и невредимые. Гордость моя! Блин, как испугался-то. Не отойду никак…
* * *
Еще тут случай был. Также раздавили насекомое, на этот раз дождевого червя и снова девушка. После хорошего проливного дождя, как и все нормальные черви, наш червяк тоже вылез из земли подышать свежим воздухом. Прополз он неторопливо меж газонной травы и очутился на асфальте. Обычно на дороге много мусора: окурки, бумажки, другая разная ерунда, а наш герой выбрал именно пивную крышку, лежащую чуть ли не по центру дороги, где больше всего ходит народу. Забрался он в нее и, свесившись через край, наслаждался. Чем? Ему одному это было известно. Солнца еще не было и можно было даже вздремнуть, дорога к крышке отняла много сил. Народ еще не выбрался на улицу, поэтому было тихо, никого не было. Вдруг он почувствовал, что кто-то идет. Вибрацию асфильта от идущих ног он ощущал каждой клеточкой тела. Также, как и жука, его охватил страх и желание, чтобы его никто не тронул, не заметил. Не раздумывая он начал выбираться из облюбованной крышки, но так медленно, что казалось никаких усилий предпринято не было. И тут он увидел, что огромная нога, темным пятном оказалась над ним. Большой палец грозно смотрел вперед, словно был водителем устрашающей машины. И вся эта громада в мгновение ока обрушилась на него. Ни боли, ни ужаса, ничего. Пустота и тьма. Потом он начал соображать, что же с ним произошло. «Странно. Меня вроде раздавили?» Задал сам себе вопрос червяк. Он захотел уползти и вдруг понял, что тела-то нет. Это был шок. Он полз, но не телом, а как-то иначе. Плыл, перетекал. «Вроде это я? Но как-то странно. Не получается ползти». В полной тишине он направился неизвестно куда.
— Ой! – вскрикнула девушка. Она на что-то наступила и не упала. На высоких каблуках не так легко устоять, и ухватилась рукой за спутника.
Она посмотрела, на что наступила. Это был маленький дождевой червь в пивной крышке. Он уже не шевелился. Девушка удивленно посмотрела на все это, потом ее личико сморщилось, готовое расплакаться. «Я его раздавила!
«Ну и что? Всякое бывает».
«Мне его жалко. Хороший был».
«Да, чем же он хороший? Ну опять в свою зоологию ударилась!»
«Ну, живой же был…»
* * *
Но это так, что называется – цветочки. Жалость, испуг, равнодушие – это понятно. Но бывает и по-другому.
Темнота в квартире. Где-то тихо тикают часы. Вдруг об пол шлепнули чьи-то босые ноги. Скрип кровати под поднимающимся телом. Шаркающее шлепанье по коридору. Шуршание руки по обоям в поисках выключателя. На кухне загорелся ослепительный свет. Тут же кучка тараканов, сидящих на столе разбежалась в стороны – заседание окончено.
Человек ругнулся и полез было за дихлофосом. Но тут же ощутил, что что-то хрустнуло. Он на что-то наступил пяткой.
«Надо быстрее уносить отсюда все ноги, а то этот никогда не смотрит куда идет (рыжий со все ног несся через всю кухню, прижимаясь к полу брюшком под давлением страха, с единственным желанием убраться в свою теплую щелочку. И в тот же момент слепая тяжелая ступня опустилась на него стремительно, пусть неосознанно. Но теперь таракан уже никуда не бежал). Так же быстро она поднялась вместе с прилипшим тараканом, который, впрочем, тут же упал обратно на пол. «У-у! Громадина, придавил-таки. Глаза тебе зачем даны?» (наверно, он заплакал бы, если бы мог. Он даже не ощутил ничего, только сильное давление и мгновенно появившуюся легкость освобождения от него. Он делал попытки скрыться, убежать. Его маленькие черные глазки, казалось, выпадут из орбит от ужаса и безысходности. Двигаться он уже не мог, только шевелил усами и то скорее от пережитого потрясения, чем от возможности уползти. «А я так молод! Я хочу жить!» Он закричал, но никто его не услышал. И тут на него еще раз обрушилась темнота. На этот раз навсегда.
— Блин! – человек поднял ногу и увидел полураздавленного рыжего таракана, еще шевелящего длинными прямыми усами. Вя! – его передернуло так, что руки сделали волнообразное движение. Так тебе и нужно, — злорадно сказал он и еще раз с отвращением и видимым удовольствием опустил со стуком пятку на чуть живое насекомое. – Не будешь бегать под ногами, рыжий! Теперь тебе и дихлофоса не надо. Он посмотрел на результат своей работы, брезгливо сморщился, судорожно сглотнул, провел ступней по полу, стараясь вытереть с нее остатки таракана.
* * *
Интересно смотреть, как ведут себя дети, особенно маленькие, когда своими сандалиями наступают на какого-то жука. Чаще нарочно, при этом смотрят с таким нескрываемым интересом, удивлением и радостью, что там вытекает из раздавленной, недавно пушистой, гусеницы, что становится жутко, от того насколько ребенок жесток. Но это же всего лишь любопытство и он еще не испытывает такого омерзения, как взрослые люди.
— Мама, смотри! Что это такое зелененькое у гусеницы?
И тут же начинается другое. Мама может также, с таким же интересом рассматривать, что сделало ее дитя, и объяснять, что же вытекает медленно и тягуче из несчастной гусеницы, подвергшейся такому испытанию. Ее еще палочкой поковыряют, для большей убедительности слов.
А до этого гусеница ползла себе спокойно по краю дорожки, никому не мешала и вот над ней наклонилась чья-то любопытная голова в веселой панаме. Огромные глаза смотрели с непониманием и навевали леденящий душу гусеницы ужас. Но она не остатавливалась — «Двигаюсь, значит живу!» Говорила она себе, пытаясь преодолеть страх. Все ворсинки покрывавшие ее тело встали дыбом. Глаза исчезли вместе с панамой и она несколько спокойно вздохнула, думая что все позади. Вдруг на ее хвост в полтела опустилась тяжелая сандалия ребенка, а это был именно он, мгновенно превратив его в кашу. Гусеница быстро шевелила своими ножками, желая двигаться дальше, но раздавленная плоть не дав ей этого делать. Получалось, будто она ощупывала землю вокруг себя. А глаза снова появились и с дикой радостью наблюдали за ее тщетными попытками уцепиться за жизнь. Дрожь бегала по всему живому телу гусеницы. Боль ослепляла и отупляла, мысли все перемешались и превратились в такое же месиво, что и задний конец ее тела. Только одна мысль билась в объятом жаром мозге «Жить! Жить!» Но было все бессмысленно. Ее ковырнули чем-то, еще посмотрели и глаза исчезли, а она осталась, также перебирая лапками, уже чисто рефлекторно, без единого обдуманного движения. Умирала… Мучительно, незаметно для других, в полном одиночестве…
2000 год

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *