Словарь иностранного мата и Энциклопедия мата

Эпиграф.
Поначалу «аз» да «буки»,
А потом хуишко в руки.
И.С. Барков
За соседним столиком сидит мужик и с кем-то нежно воркует по телефону
— Да он уже, бля, уехал. В деревню, нахуй. А я тут, нахуй. Может приеду потом, бля.
Я сижу рядом и замечаю, что у меня начинает подергиваться глаз.
Основное ощущение от речи незнакомца – грязно. «Хм, удивительно. Неужели я тоже начала ханженски относится к языку и падать в обморок при слове «хуй»? Вот уж никогда бы не подумала». Пару чашек кофе спустя, я осознала, что меня так покоробило в подслушанном телефонном разговоре. Дело не в мате, нет. Дело в хуевом его использовании.
Для начала немного теории.
Обсценная лексика в любом языке – это очень особенный пласт, ярко маркированный, крайне эмоциональный и табуированный. Табу в данном случае значит не то, что «нельзя ни в коем случае», а то, что «можно только среди своих». Дети не матерятся при взрослых, взрослые при детях, подчиненные при начальниках, начальники при подчиненных, во время половых игр женщины при мужчинах и мужчины при женщинах. Да-да-да, говоря человеку «ты — хуй», ты одновременно подразумеваешь «ты — свой». Хоть и хуй. Зато свой.
В русском языке за последнее столетие произошло много удивительного. «Русский матерный» из 4х корней с небольшим разнообразием производных слов превратился в полноценный способ коммуникации, матерные конструкции разрослись, разветвились и теперь могут встраиваться в любое предложение, выполняя роль любой части речи, как дополняя остальные слова, так и полностью заменяя их.
Как пример можно вспомнить старую хохму про строителей, которые переговариваются конструкциями «Нахуя дохуя нахуячил? Расхуячивай обратно, а то ухуячимся нахуй!». Прошу обратить внимание – здесь использован вообще только один корень, на котором вполне удачно держится вся смысловая нагрузка двух предложений, одно из которых сложносоставное. (Голос из зала: «На том хую чо хошь удержится!»)
То есть, если, скажем, английским факом можно разве что дополнять предложения, посыпать как приправой, то в России матом теперь можно полноценно говорить! Как тебе такое, Илон Маск?
Можно то можно, но вот только это, как и все остальное в жизни можно делать хорошо или плохо. Так как мат – штука очень яркая, выразительная и сразу бросающаяся в глаза (и уши), то шансы объебаться очень велики. При некачественном использовании мата речь звучит грязно, скучно и неприятно. Прямо как отчитывали родители и МарьВасильевна в школе.
Мне кажется, никто еще не писал советов по качественному использованию ненормативной лексики, так что давайте я попробую положить начало этому волнующему процессу.
Правило номер раз. Матерные междометия не должны быть словами-паразитами. Есть хорошее правило, которое звучит как «слово «блядь» используется в устной речи вместо запятых». Я бы даже дополнила – вместо значимых запятых. То есть там, где накал драматизма требует приостановиться, дать собеседнику паузу, чтобы проникнуться.
Сравните: «Петя ушел за молоком, блядь, а Маша за творогом» и «Петя купил молока, творога, блядь, а Маша ушла за водкой!» Заметили, как во втором случае вы споткнулись после творога и сразу почуяли неладное? Как сразу поняли, что Маша не права и Петя очень расстроился? Вот она – блядская сила.
Правило номер два. Постарайтесь не использовать мат в качестве оскорблений. Обзываться вообще нехорошо, а топорно называть Катю блядищей, а Васю хуем моржовым – еще и глупо. Если хотите кого-то по-настоящему задеть, используйте неиссякаемые возможности цензурого русского языка. Во-первых, так получается ядренее, во-вторых повышается индекс цитирования.
«Залупу подзаборную» не отправишь массовой рассылкой в вотсапе, а «угрюмая мартышка» может и прицепиться. Мне помнится, как года два подряд большинство кавалеров отсеивались с формулировкой «у него интеллект, как у хлебушка» и это было гораздо, гораздо обиднее завязшего на зубах определения «еблан», например.
Если вам все-таки очень хочется использовать «ругательства» именно как ругательства, то есть доносить до слушателя глубину своего отчаяния или разочарования каким-либо персонажем или явлением, лучше использовать более витиеватые и менее затасканные определения. Например, пенсионную реформу в Российской Федерации лучше назвать «бляхомудией», чем обыкновенным «блядстом», юношу, прокачавшему эльфа, а себя нет «ебонавтом», а не «задротом», про однокурсницу, не упускающую случая монетизировать первичные половые признаки можно сказать, что она «держит пизду козырьком», а не «блядует».
Больше креатива, господа!
Правило номер три. Сформулировано прекрасной Линор Горалик. «Все, что можно выразить матом, можно выразить и без мата, но хуёво». Мат должен придавать дополнительные смыслы вашему выражению
Преступно называть хуёвую погоду просто «плохой», это может ввести человека в заблуждение. «Дурак» и «ебанько» два разных состояния души человеческой и путать их зачастую опасно. «Много работы» — очень тупа отмазка от участия в социально-значимых событиях, тогда как «ебанистически много работы» — вполне себе резон.
Наверное, можно выделить еще с десяток пунктов и подпунктов в этом непростом искусстве виртуозного владения словесными пиздюлями, но я бы хотела остановиться здесь и напомнить уважаемым читателям главную заповедь любого словотворчества, вне зависимости от того, хотите ли вы написать великий эпический роман или продать подгнивших яблок на одесском рынке.
Язык создан нами и для нас и пересоздаётся под сиюминутные нужды в каждый грёбаный момент говорения. Язык – наша сучка, как было сформулировано, к сожалению, не мной. Он не великий и могучий диктатор с кучей нерушимых догм и правил, за нарушение коих грядет страшная расплата. Он – супер гибкий и богатый на что попало инструмент, который тем лучше работает, чем точнее выражает мысли чувства и настроения. Если для достижения этой максимальной точности необходимо употребить «кофе» в среднем роде – то именно так на данный момент и правильно. Особенно, если кофе то – хуёвое.
Все, кто со мной не согласен, конечно же могут считать иначе и продолжать зачитываться статьями о влиянии «матерных слов» на «генетический код человека». Я буду рада, если подобные люди не будут использовать ненормативный пласт языка никогда, ибо виртуозное владение языком напрямую связано с уровнем образования и интеллектом говорящего. Иначе получается как у того чувака в аэропорту. А слушать это — ужасно.

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *