Наталья Букреева, жена настоятеля храма святого благоверного князя Александра Невского (с. Игнатьево) священника Андрея Букреева.

Положение православной матушки, пожалуй, самый не-ожиданный оборот, который приняла судьба Натальи Букреевой. Со своим будущим мужем она познакомилась, когда устроилась на работу в рекламную компанию, которой руководил Андрей. Если говорить о ее отношении к вере на тот момент, то проще сказать, что никакого отношения не было. Наталья была крещеной, но церковь не посещала (крестилась в 17 лет за компанию с соседкой). У Андрея все было сложнее — несколько лет он посещал одну из религиозных организаций, однако разочаровался.

Жизнь сложилась так, что оба остались без работы, Наталья вскоре устроилась секретарем на кондитерскую фабрику, а Андрей… сторожем в церковь. «Познакомилась с директором, встречалась со сторожем, а стала женой священника», — впоследствии такие «сюрпризы» судьбы стали поводом для семейных шуток. Впрочем, процесс воцерковления Андрея и Натальи был не таким уж и быстрым.

— Муж начал проникаться православием, ходить на службы, а я за компанию. Мы все больше укреплялись в вере, стали исповедоваться и причащаться, потом Андрея ввели в алтарь, затем рукоположили в диаконы. Ко всему этому я относилась спокойно, но когда речь зашла о том, что он может стать священником, я запаниковала. Я прекрасно понимала, что значит быть священником: принадлежать не себе, не семье, а Богу. Признаюсь, я боялась ответственности, а еще мне было немного страшно за мужа, ведь ему предстояло отречься от мира и «прилепиться» к Богу, — рассказывает матушка Наталья.

Однако Андрей сделал свой выбор, и ей, как это заведено в православных семьях, не оставалось ничего иного, как идти за мужем. Батюшку отправили служить в Прогресс, затем в Талакан. Именно в Талакане Наталья по-настоящему ощутила себя матушкой — прихожане стали ее так называть.

— Сначала мне было непривычно слышать обращение «матушка», но потом это стало естественным. В Талакане я почти постоянно ходила в платке, с удивлением убедилась, что длинные юбки по удобству не уступают брюкам. В Благовещенске, где мы сейчас живем, поскольку в селе Игнатьево, куда перевели батюшку, пока нет жилья, платки я ношу реже. Как и многие женщины, люблю красивую одежду, но стараюсь выбирать строгие фасоны. В косметике, парфюмерии не испытываю потребности, это все отошло как ненужная шелуха, — делится Наталья.

Кстати, отношение к своему статусу у Натальи своеобразное.

— Я думаю, что статус матушки не выше и не ниже, чем у обычной женщины. Я не считаю нужным акцентировать внимание на своем положении. Меня смущает то, что благоговейное отношение к батюшке проецируется и на меня. Я одинаково ровно отношусь к обращению «матушка» и по имени, но когда слово «матушка» пишут с большой буквы, прошу так не делать, — выражает свою позицию Наталья Букреева.

Как признается матушка, самое сложное — во всем слушаться мужа, борьба с гордыней — процесс очень длительный.

— Конечно, как и в обычных семьях, мы можем поспорить, но конфликт не доходит до точки возгорания, ссора не бурлит, а быстро затухает.

Выходных в привычном понимании у священника не бывает: суббота и воскресенье — самые напряженные дни: литургии, крещения и т.д. Нередко поесть в первый раз за день священник может только в четыре часа дня. В приходских храмах обычно по понедельникам устраивают сандень, но отец Андрей приверженец мнения, что храм должен быть открыт всегда, и поэтому работает семь дней в неделю. За десять лет семья Букреевых была в отпуске только два раза: один раз в Новосибирске и один раз за границей (любопытно, что и там батюшка посетил православный храм и служил службу).

Задумываясь о будущем своей дочери, Наталья склоняется к мысли, что ребенок сам выберет свой путь, когда повзрослеет.

— Когда дочь пошла в школу, я переживала, как будут реагировать одноклассники на то, что она из семьи священника. К счастью, проблем не возникло. Дочь, как маленький миссионер, всем подружкам рассказывает о Боге, делает это убедительно, видимо, у нее есть дар рассказчика. Примерно в семь лет она стала соблюдать пост вместе с нами, и это было ее осознанное решение, мы никоим образом к нему не подталкивали, — рассказывает Наталья Букреева.

Хотела стать актрисой

Анна Семерня, жена иерея кафедрального собора Благовещения Пресвятой Богородицы Евгения Семерни.

Задорная и энергичная Анна меньше всего соответствует существующим стереотипам. «Стаж» в качестве жены священника у нее совсем небольшой — всего полтора месяца, но за это время она привыкла и мужа называть «батюшкой», и откликаться на обращение «матушка». Трудно поверить, но всего несколько лет назад Анна была совершенно далека от церкви, она училась в Хабаровском колледже искусств, увлекалась танцами и мечтала стать актрисой музыкального театра.

— В церкви я оказалась случайно, пришла послушать, как мой преподаватель поет в церковном хоре, и захотела попробовать сама, — вспоминает Анна.

Стоя на клиросе, девушка думала только о нотах, в тонкости происходящего не вникала. И лишь спустя два-три года Анна начала воцерковляться. Любовь к пению привела ее не только к вере, но и к замужеству: со своим будущим мужем она познакомилась на клиросе.

— Как-то раз хор остался без тенора, и Евгений, тогда еще семинарист, предложил помочь. Руководящий хором заметил: «Вы смотритесь как муж и жена». Мы тогда даже не были знакомы и лишь улыбнулись в ответ, — описывает молодая матушка.

Будущих супругов сблизило участие в благотворительном концерте, однако после этого их пути едва не разо-шлись: Анна поступила в Санкт-Петербургскую консерваторию. Но, видимо, Богу было угодно, чтобы разлука продлилась недолго.

— Я проучилась всего полгода и поняла — надо возвращаться, я не могу без этого человека. Мы решили пожениться. Кто-то считает, что я поступила опрометчиво, упустив большой шанс, а я, наоборот, благодарю Бога за то, что он всё так устроил, — убеждена Анна.

Евгений, в отличие от Анны, в церковь пришел давно: еще в детстве он после школы прибегал в храм, чтобы полюбоваться на свечи — вид пламени притягивал и завораживал.

Прежде чем вопрос о женитьбе был окончательно решен, Анне предстояло познакомиться не только с мамой Евгения, монахиней, но и с архиереем, чтобы получить его благословение.

— Для меня это было очень волнующе, но владыка искренне за нас порадовался, и все переживания вмиг рассеялись.

В августе молодожены обвенчались, отец Евгений поступил на службу в кафедральный собор, а Анне предложили стать регентом храма в честь святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии.

— Я батюшку сразу предупредила: не думай, что всегда буду ходить в платке, на что он только посмеялся, — улыбается Анна. — Конечно, за последние годы мой гардероб заметно изменился: раньше я могла выйти на улицу в драных джинсах, сейчас одеваюсь намного скромнее. Брюки надеваю редко, в основном дома во время уборки. Раньше я активно пользовалась косметикой, сейчас лишь иногда подкрашиваю брови, ресницы, пользуюсь пудрой. Бывает, встанешь утром, а отражение в зеркале совсем не радует, тогда я позволяю себе немного подкраситься. Батюшке это не очень нравится, но он понимает, что мне некомфортно чувствовать себя бледной.

Однако отказ от косметики Анна не считает большой жертвой, на личном опыте и примере подруг она убедилась, что кожа без «краски» отдыхает и выглядит даже лучше. Да и красота у верующего человека идет изнутри и не требует дополнительных штрихов.

— Меня часто спрашивают, как мне живется в условиях патриархата. Смею заверить — замечательно! Это очень приятно, когда за тебя всё решает муж. Хотя никакого деспотизма в нашей семье нет, важные вопросы всегда обсуждаем.

Супруги вместе молятся по утрам и перед сном, а также до и после еды, по вечерам читают Евангелие. В остальном же их жизнь не сильно отличается от жизни молодоженов: в свободное время они могут сходить в кино, покататься на велосипедах или роликах, Анна по-прежнему любит слушать музыку, особенно ей нравятся мюзиклы.

— Есть хорошая фраза: «Все мне можно, но не все полезно». Став женой священника, я отказалась лишь от того, что не полезно для души. И считаю, что потеря невелика, — заключает Анна.

Послан Богом

Анастасия Король, жена настоятеля прихода в честь Святой Животворящей Троицы (г. Белогорск) Виктора Короля.

Анастасию и ее будущего мужа свел Бог в самом что ни на есть прямом смысле. Еще будучи студенткой АмГУ, девушка посещала церковь. Однажды ее духовный наставник обратился к ней с необычным предложением… взять шефство над послушником по имени Виктор. Молодой человек хотел постричься в монахи, однако архиерей его не поддержал, а посоветовал… жениться и стать священником. В качестве потенциальной супруги для Виктора выбрали Настю. На то, чтобы обдумать и дать ответ, девушке отвели три месяца. Задача, поставленная перед молодой прихожанкой, была сложна вдвойне: ей полагалось не просто отважиться на роль матушки, но и выйти замуж за практически незнакомого человека, ведь свиданий как таковых у молодых людей почти не было, они виделись на службе и иногда общались по телефону.

— Самое интересное, в этот момент у меня вдруг стали появляться поклонники. До этого в личном плане было затишье, а тут — то один на свидание позовет, то другой, даже на улице стали подходить знакомиться. Признаюсь, я была ошеломлена таким вниманием со стороны парней. Но, подумав хорошенько, поняла, что это искушение, своего рода проверка, — рассказывает матушка Анастасия.

Разумеется, прежде чем сделать выбор, девушка посоветовалась с мамой. Та возражать не стала, единственное, что ее смутило, так это то, что дочь не успела окончить университет (Настя училась на четвертом курсе).

Девушка сомневалась до последнего дня, ведь от ее решения зависела не только ее судьба, но и судьба Виктора: в случае ее отказа он должен был принять монашеский обет.

— Я просила Бога подать мне какой-нибудь знак, но ничего похожего не происходило. Даже в назначенный день я была в нерешительности, но когда пришла в церковь, появился совершенно ясный ответ: «Да!»

Еще до того, как принять решение, Анастасия спрашивала у наставников: «Каково это — быть матушкой?», но те отвечали уклончиво: «Вот сделаешься и узнаешь». Сразу после рукоположения мужа в священники, молодая семья отправилась в Сковородино. Пребывание на новом месте оказалось настоящей школой жизни для новоиспеченной матушки.

Необходимость топить печь, носить воду, заниматься огородом для горожанки была серьезным испытанием, особенно во время ожидания первенца.

— Каждый месяц на целую неделю батюшка уезжал в район, поэтому мне приходилось топить печь не только в доме, но и две печи в церкви. Батюшка старался облегчить мою участь, сам приносил дрова. Потом нашелся добрый человек, который помогал растапливать печи в храме.

Были моменты, когда на глаза молодой матушки наворачивались слезы. Других священников поблизости не было, поэтому исповедоваться приходилось собственному мужу.

Спустя пять лет отца Виктора перевели в Белогорск, родной город Анастасии. Сейчас матушка помогает мужу при храме и занимается воспитанием двоих детей.

— Чем отличается жизнь матушки от жизни обычной женщины? Тем, что у нас есть вера. Мы сталкиваемся с теми же проблемами, что и все, но смотрим на них иначе, стараемся не роптать, просим помощи у Господа, — говорит Анастасия.

Как и большинство матушек, Анастасия не пользуется косметикой (изредка может позволить себе тушь), однако к стремлению других женщин выглядеть красиво относится положительно.
Платок она надевает в храм и на домашнюю молитву, а юбки в пол вовсе не носит.

— Главное, чтобы человек был благочестив внутренне, а то, что внешне, нередко бывает напускным, — уверена матушка.

Дарья ДРУЖИНИНА

Моя Мадонна

Замужем за батюшкой

Роль жены священнослужителя не каждой женщине под силу. Потому как это и не роль, а, наверное, особое состояние души. Быть матушкой почетно. Но ею надо именно быть, а не казаться, своим примером являя любовь, терпимость, верность, смирение, радость. Так какие они, эти женщины, помогающие нести мужьям священнический крест?

МАТУШКИНО СЧАСТЬЕ

Идеальных браков, как и людей, не бывает. Хотя поначалу любой девушке, мечтающей о замужестве, кажется, что очень легко быть верной и послушной женой, заботливой матерью. Но на деле не всегда получается. Скандалы, взаимные претензии – и вот уже пара на грани развода. Сохранить семью – тяжелый труд, а вот развестись действительно легко. Но если муж – священник, об этом речи быть не может. И не только потому, что «нельзя». Пообщавшись с матушками, понимаешь: для женщин, нашедших свое, не мирское счастье, мысли на эту тему уже неуместны. «Меня часто спрашивают: «Тяжело ли быть матушкой?,– говорит моя собеседница, матушка Галина, супруга священника Валерия Генсицкого, настоятеля храма во имя святого апостола Андрея Первозванного в г.Марксе.– Скажу так: матушкой быть – это счастье. Тяжело тем, кто без Бога. Особенно женщинам, семьи которых разваливаются, а они не знают, что делать. Один монах в Санаксарах, когда я обмолвилась о трудностях, сказал мне: «У тебя есть нерушимая опора – это Бог. Поэтому подумай лучше про тех, у кого ее нет». Это истина, к которой нечего добавить, и мне кажется, все матушки должны быть счастливы. Просто, выходя замуж за семинариста, нужно думать не о мирских утехах и развлечениях, а понимать, что в Церкви совсем другая радость, которая не поддается описанию. В миру радости молниеносны, они приходят и уходят, а здесь радость вечная… И нужно помнить, что священник женится один раз. А если девушку мирское притягивает больше, то не стоит такой шаг делать и связывать свою жизнь со священнослужителем».

Матушка Надежда, супруга священника Илии Кузнецова, клирика саратовского храма во имя преподобного Серафима Саровского, о реалиях семейной жизни со священником знает не понаслышке. Она родом из Челябинска, отец Илия – из Владимирской области, а их знакомство состоялось в Санкт-Петербурге, где будущая матушка училась в университете культуры и искусств, батюшка – в Духовной академии. По окончании учебы они оказались в незнакомом Саратове, куда направили служить мужа. Как говорит матушка Надежда: «В отношениях супругов в семьях священников больше терпения, смирения друг перед другом. Мы же понимаем, что наш брак навсегда, и поэтому мелким неурядицам уже не придаем значения. Матушка как бы растворяется в муже, детях, живет их нуждами, и в этом ее счастье. Мы понимаем, что у батюшки на первом месте служение Господу. Матушка должна быть тенью, которая ни в коем случае не мешает, но в то же время является надежным и верным тылом».

ПРАВАЯ РУКА

Вообще в какой-то мере доля священника перекликается с воинской службой: батюшки тоже часто не задерживаются надолго в одном храме, постоянно в переездах. У супруга матушки Галины, отца Валерия, например, в трудовой книге аж шестнадцать указов о переводах. И преимущественно по Саратовской области, хотя сами супруги родом из украинского села близ Почаевской лавры: «Первый приход у нас был в Хвалынске, куда мы попали еще молодыми и неопытными,– вспоминает матушка Галина.– Приезжаем впервые в чужую страну, в неизвестный городок, заходим в церковный дом, а там стол накрыт: наваристый борщ, тыквенная каша, пироги, и никого нет. «Как так?» – поразилась я. А оказалось, сестры приготовили и сразу ушли, чтобы нас не беспокоить. Такой прием, конечно, поразил. В Хвалынске батюшка прослужил 11 месяцев. Нашей дочке было всего две недели, как его перевели в Вольск. Оттуда в Новоузенск. Приобрели два дома, один для проживания, другой – под церковь. Но дома – громко сказано, это были две мазанки. Первые годы очень непросто нам пришлось. Там пустыня была в душах человеческих. Учили людей всему – брать благословение, обращаться к батюшке «отец Валерий». Стоило мне только назвать его Валерием, как все говорили точно так же. Нужно было учить продавцов правильно себя вести в церковной лавке. Ведь в храме распространение свечей, икон очень отличается от мирской торговли, где могут товар швырнуть на прилавок. И первое время, пока никто ничего не умел, и просфоры печь и всю работу хозяйственную в храме делать мне приходилось самой».

Как признается матушка Галина, она в то время хронически не высыпалась. Замесит тесто, затем поставит просфоры в духовку на пятнадцать минут, а сама ложится спать в кухне прямо на полу. Понимала, что если ляжет в кровать, то уснет и просфоры сгорят. Но постепенно с Божьей помощью жизнь наладилась. После восьми лет службы отец Валерий и матушка Галина оставили уже цветущий приход, а сами получили очередное назначение. Спрашиваю:

– Насколько тяжело давались все жизненные перипетии?

– Вы знаете, я очень люблю своего батюшку. У апостола Павла сказано про любовь, которая долготерпит, милосердствует, не превозносится. Прости, Господи, за эти слова, но мне кажется, моя любовь к нему такая и есть. И мне никогда не были в тягость переезды. Я всегда думала: а как батюшка будет один? Если любишь человека, храм и Господа, то всё, что делаешь, не считаешь за тяжелый труд. Переезды все были на мне – батюшка на службе, у него нет свободного времени. Дети тоже вырастают благодаря матушкам, потому что у их пап редко выдается свободная минутка. Особенно много забот, если батюшка – настоятель. Я порой пожалуюсь ему, что устала, а он в ответ просто скажет: «Тебя же матушкой называют». И как холодным душем обдаст. Или скажу, что кто-то из прихожан, как мне показалось, неправильно поступил, а он мне говорит, что я должна прихожанам кланяться, а не осуждать их.

На приходе порой матушку любят не меньше, чем батюшку. Возможно, к священнику кто-то стесняется подойти, поэтому идут к его супруге, она кажется мирянам более близкой, чем священнослужитель в рясе.

Не менее чем помощь в хозяйственных нуждах, священнику важна молитвенная поддержка, как рассказывает матушка Галина, за отца Валерия молились вместе с детьми на коленях. Дети даже жаловались, что коленки болят. Но матушка была неуступчива, отвечала: «Пока папе не будет хорошо, будем молиться».

И СТРОГОСТЬ В ПОМОЩЬ

Отдельный разговор – воспитание детей. У матушки Галины и отца Валерия их двое, сын учится в Духовной семинарии, дочь – студентка мединститута. С родителями они на «вы», так принято на Украине. Как привыкли с малых лет к такой форме общения, так и повелось, хотя никто из родителей на этом не настаивал. «Батюшка с детьми очень ласков, всегда выслушает, когда время есть. Я, наверное, скорее строгая мама, – улыбается матушка Галина. – Хотя сейчас дети говорят «спасибо», признаются, что теперь им легко идти по жизни. Но, может, это и правильно, когда один из родителей может побаловать, а второй более строг. Дети растут тогда более собранные, ответственные. Я сама росла в верующей семье. И когда приходило время молиться, нас, например, не спрашивали – устали мы или нет. Может, это и жестко, но в ребенке много лени, и порой его просто нужно заставлять. Пусть и не в строгой форме, а с любовью. Детям нужно прививать любовь к Богу, храму, молитве. Если у ребенка будет любовь к Богу, он в любой ситуации останется человеком».

В общем же, по словам матушки Галины, их детки росли, как все, ходили в детский сад, потом в школу. Разве что регулярно ходили на богослужения, причащались и еще совсем не болели. Когда матушка приходила с ними в больницу, врачи советовали другим мамам узнать у нее рецепт детского здоровья.

«К нам всегда, как к семье священника, приковано повышенное внимание, и благодаря нашим детям, – вспоминает матушка, – многие воспитатели, учителя впервые пришли в храм. Потому что по детям было видно, что семья живет в радости и здравии. Людей только собственным примером можно подтолкнуть сделать шаг навстречу Богу. Я когда перебираю в памяти события своей жизни, мне она кажется сплошным чудом, честно. И мы никогда не ощущали ни в чем нужды, все, что нужно, нам дал Господь».

У отца Илии и матушки Надежды – двухлетний сынок, через несколько месяцев они ждут очередного пополнения в семействе.

Матушка Надежда рассказывает, что маленькому двухлетнему Арсению супруги стараются сейчас в первую очередь прививать послушание, особенно по отношению к папе. Чтобы следовал сказанному с первого раза.

Матушка считает, что женщина совсем необязательно должна работать. Хотя она до замужества три года трудилась ризничной в храме и, если ее помощь будет нужна, когда подрастут детки, готова при необходимости приступить к работе. Но всё же считает – самое важное для женщины быть мамой, в этом ее призвание. А детишки должны быть обласканы, и как можно дольше, если есть такая возможность, воспитываться в семье, минуя детские сады.

«Стаж» супруги отца Илии как матушки пока небольшой, но главные выводы о своем «статусе» матушка Надежда уже сделала: «Главное – проявлять больше смирения, терпения и любви. Быть женой священника – большая ответственность, важно не выглядеть и не вести себя вульгарно, не сказать лишнего, не вводить людей в заблуждение, помогать по мере сил и возможностей. Но эта ответственность не угнетает, я счастлива в семье, и для меня большая радость помогать мужу и быть с ним рядом».

ХБМ — не ПМС, все серьезнее.

(вся нижепреведенная информация заимствована с означенного сайта и православных форумов).
Кто может вступить в движение ХБМ?
Вступить в православное молодежное женское движение может только та девица, которая:
* Православного вероисповедания.
* Девственница.
* Не занималась противоестественным блудом, позволяющим сохранить девство.
* Духовник которой не против, чтобы она была женой священника.
* Сама она согласна стать женой священника и понимает чем это грозит.
* Регулярно исповедуется и причащается.
* Не пьет, не курит, не сквернословит.
* Не ревнует мужа, когда он не носит обручальное кольцо. Это кольцо он публично снимет с пальца и положит на престол в храме, когда будет сан принимать.
* Не одержима нечистым духом (не беснуется в храме).
* Должна быть готова делать домашнюю и общественную работу не ожидая особой помощи от мужа — он будет или в храме на службе или на требах.
* Владеет платочконошением и длинноюбконошением :-).
ХБМ-ские страшилки:
(Все эти страшилки рассказаны разными батюшками и матушками для назидания семинаристов. И таких страшилок много-много…):
Страшилка 1. /со счастливым концом/
Жил был семинарист. Как большинство семинаристов, хотел он найти себе православную невесту, чтобы стать белым священником. И вот как то на каникулах встретил он недевицу, красивую и не слишком воцерковленную. И убедила эта недевица его не принимать священный сан, а окончив семинарию работать в миру. Так он и поступил. Женился на этой недевице (потеряв каноническое право на священство) и занялся бизнесом. Его бизнес шел успешно, он заработал много денег, жена родила ему двоих детей. Прошло несколько лет. Однажды на хорошей дороге, исправной машине он попал в аварию в которой выживших не бывает. Жена и двое его детей погибли на месте, а он остался совершенно цел и невредим. После этого происшествия тот бывший семинарист принял монашество и стал великим подвижником.
Страшилка 2. /с несчастливым концом/
Жил был молодой парень. И чтобы не идти в армию, он решил поступить в институт. А потом подумал и решил поступить в семинарию, чтобы получить хорошее гуманитарное образование. Священником он быть не собирался. Окончив семинарию, он женился на девице, которая не хотела быть матушкой (но хотела выйти замуж за семинариста, как интеллигентного и непьющего человека) После окончания семинарии, он устроился в серьезную фирму, стал хорошо зарабатывать. И все у него было хорошо, но только стал он выпивать. И много он пил, буянил, бил жену. Однажды он по пьяни убил беременную жену и осознав содеянное — повесился.
ХБМ-Тест для семинариста 1-го курса:
Тест (для семинариста 1го курса): Семинарист! Умеете ли вы по внешнему виду распознавать истиных ХБМок от ложных?
Условие задачи:
Вы — семинарист и находитесь в настоящем (не раскольничьем) православном монастыре. К вам подходит православная девушка, в одежде которой соблюдены все формальные правила женской одежды (см. рисунок):
— на голове платок.
— юбка ниже колен.
— рукава ниже локтей.
Девушка выражает явный интерес к вашей персоне.
Цель: найдите несколько внешних признаков, по которым можно усомниться в ее благочестии: (1 признак — 3, 2…3 признака -4, 4 и более — 5)
ответы:
1) Не теле нет креста
2) Обольстительный взгляд и улыбка
3) Обтягивающая одежда
4) Открытости тела
5) маникюр
Тест (для семинариста 5го курса): Семинарист! Сможете ли вы распознать свою невесту среди множества других ХБМок.
Условие задачи:
Вы — семинарист 5го курса, оканчиваете семинарию, горите желанием послужить Богу в священном сане, но не желаете принять монашество. В то же время вы еще не нашли себе невесту. Среди ваших знакомых есть благочестивая девица, в меру гордая, в меру певчая, в меру красивая. Правда по причине молодости у нее порой «платочек развязывается» но тоже в меру.
Цель: найдите несколько способов определить есть ли Божья Воля на ваш брак (1 способ — 3, 2…4 признака -4, 5 и более — 5).
ответы:
1) Помолиться Господу Иисусу Христу
2) Помолиться Божьей Матери
3) Помолиться Петру и Февронии
4) Помолиться почитаемым в вашей местности святым
5) Попросить у духовника епитимью /поклоны, акафисты и пр./
6) Съездить на могилу схиархимандрита Захарии на Введенском кладбище в Москве /на могилу иного праведника/.
7) Съездить за советом к опытному духовнику (к старцу)

Питомники ХБМ-истых девиц:
Будущую матушку надо воспитать! Для этого в самых разных приходах существуют ХБМ-питомники. Т.е. места, где выращивают будущих матушек.
(Адреса питомников на сайте прилагаются).
Советы успешной ХБМщицы:
ХБМ — это абсолютная реальность. Заявляю об этом со всей ответственностью и официально, поскольку 6 лет вращалась среди духовенства, в том числе и будущего. И — руководство семинарское это явление поддерживает. Конечно, никто не кричит: «Девки, валите все к нам!», но на работу целенаправленно берут незамужних девиц. Семинаристу труднее жениться, потому что существует ряд канонов для кандидата в священники, эти каноны распространяются и на его супругу. В частности, предполагаемая невеста должна быть православного вероисповедания и девственницей, особое внимание уделяется последнему факту, т.к. в противном случае кандидата могут и не рукоположить. Такие примеры я знаю. Один женился на вдове с ребенком, второй — на девушк, которая до этого состояла в сожительстве с мужчиной.
Когда семинарист решается жениться, то он подает прошение ректору или помощнику ректора. В обязательном порядке избранница приглашается на собеседование, в ходе которого задают ряд вопросов, например, осознает ли она ответственность такого шага? Не возражает ли против возможного рукоположения мужа? Наконец, девственница ли она. Так что, ХБМ, готовьтесь к таким вопросам и краснейте. Чаще всего на брак благословляют. Редко — нет. Если девица, скажем, не девица, или покуривает, или вообще не пристойного для будущей матушки поведения. Бывает, тоже крайне редко, когда семинарист нарушает благословение и женится на своей избраннице. В таком случае священства ему не видать, как своих ушей. Знаю семинариста, который женился на послушнице монастыря. Его отчислили из семинарии, её выгнали из обители.
При рукоположении в письменном виде супруга кандидата пишет на заявлении мужа — согласна ли она на то, чтобы его рукоположили.
Как выйти замуж за попа.
Наиболее вероятный способ — устроиться на работу в семинарию, или на регентские или иконописные курсы поступить при ТСЛ (открыты они, сами понимаете, не спроста), бывать в тех храмах, где бывают семинаристы. Открою маленький секрет — семинаристы с интересом разглядывают всех появляющихся в храме девушек и смотрят на них как на ХБМ. И ничего позорного в этом нет. Все все понимают, только делают вид, что не понимают. Иногда священники подсказывают семинаристам — А обратите-ка внимание вот на эту юную особу… — И обращают. Однако, во всем — промысел Божий. Есть много замечательных девушек, которые годами работают в семинариях, но замуж их не берут. Бывает, тоже не особо редко, что с-ст женится на девушке «с улицы». Один батюшка познакомился со своей будущей матушкой в электричке. Она спасалась от кондукторов и села напротив него. Счастливы вместе. Другой батюшка тоже женился на светской девице. Через три года мадам заскучала дома, устроилась на работу и нашла себе на этой работе новую любовь. Её муж подал прошение о снятии сана.
Я знаю парочку матушек, которые просто подошли к ректору и сказали:»ХБМ!» «Отлично, — сказал ректор и устроил их на работу. Работницы семинарий и храмов приглашают с-ов на чаек домой, чтобы познакомить со своими дочками и внучками. Меня выдали замуж таким способом: ректор вызвал меня в кабинет и сказал: «Элла! Один семинарист желает на Вас жениться. Вы не против?» «Нет» — сказала я, поскольку знала, о каком семинаристе идет речь. Через месяц мы познакомились, а ещё через три обвенчались. 1 ноября отметим 7 лет совместной жизни. Как драгоценную реликвию я храню прошение моего мужа на имя ректора о благословении на брак. В углу бумаги черными чернилами короткое «Благословляю».
Семинарии просто осаждаются ХБМ. В ТСЛ вокруг семинарских корпусов идет крытое гульбище. Там такие тусовки девиц собираются — только держись! Все выставлено на показ — все привлекательные части тела задействованы в охоте на семинариста. Туда ходят гулять также, как ходят гулять к военным училищам. Но все же в основном женятся на регентшах и иконографичках.
В общем, чистой воды изоляционизм и сектанство.
А еще знающие люди говорят, что есть синдром ХБЗС — «Хочу Быть Зятем Священника»
Ему подвержены семинаристы, стремящиеся жениться на дочерях маститых иереев.

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *