Когда то мы все были студиозами и вылетая из родительского гнезда искали себе работу на время учёбы, дабы почувствовать дыхание долгожданной взрослой жизни.
Мой друг нашёл такую работу в пиццерии и ему удобнее было трудиться в ночную смену. Сама пиццерия находилась в довольно своеобразном на тот момент районе, эдакий Гарлем на территории российских каменных джунглей, в которых обитали местные аборигены, кстати довольно специфичный контингент. Если днём зайти в этот район было относительно безопасно (на дворе были девяностые годы), хотя шансы отхватить пиздюлей и быть ограбленным оставались всё равно, то ночью в этом районе открывался портал в иное измерение, параллельную темную вселенную, из которой в цивилизованный мир выползали упыри со следами героиновой деградации на фэйсе, вурдалаки в спортивных костюмах, спешащие на запах жареных семок, ночные бабочки, пугающие случайных прохожих своими размалёваными лицами (а ля апачи, вышедший на толпу войны) из темноты улиц. В отличие от других обитателей ночных джунглей, бабочки регулярно под утро залетали в пиццерию и были основными ночными гостями и часто оставляли на столах салфетки со своим именем и номером телефона понравившемуся мальчику-официанту. Персонал не рисковал лишний раз нарушать ночную жизнь опасных ночных джунглей, находящихся по ту сторону спасительных стеклянных дверей из за которых доносились лающий смех гиен и яростный рёв бодающихся, разгневанных быков.
В одну из ночей, когда гиены уже слизали бычью кровь с асфальта и ушли по своим норам, а бабочки ещё не успели закончить свои пархающие ночные брачные танцы, в окно пиццерии с улицы посветил луч ручного фонарика. К слову, пиццерия находилась на втором этаже здания. Девушка, протирающая столы в пустующем зале, приостановилась и озадаченно посмотрела на окно. Весёлый светлячок, играющий на широком оконном стекле, подзывал её ближе. Она отвернулась, продолжая свою работу, но лучик света из темного осеннего мрака улицы продолжал настойчиво манить её. Неспешным шагом она подошла к окну и взглянула вниз. Внизу, перед окнами пиццерии, её взору предстала темная фигура в длинном плаще, светившая в окно фонариком. Как только человек в плаще увидел, что его заметили, то резко распахнул плащ и направил луч своего фонарика в распахнутые полы пальто. Луч фонаря прекрасно освещал и демонстрировал обнажённость эксгибициониста, остервенело наяривавшего под шокированный взгляд невысокой девушки. Быстро закончив свои дела и оставив свой «автограф» на стекле витрины магазина, находившегося под пиццерией, злыдень убежал в ночь. Девушка в состоянии транса подошла к остальным сотрудникам, находившимся в кухонной зоне и рассказала, что в джунглях появился персонаж пострашнее. Данный светлячок терроризировал пиццерию периодически, было ясно, что он из местных, подгадывал по времени так, что бы не было посетителей. Когда к окну подходили несколько человек, то он убегал, видимо хотел, что бы наблюдали по одному, стеснялся.
В определенный момент времени всех это достало и они решили маньяка напугать, благо в смене работали три парня. Когда в одну из ночей по стеклу стал бегать световой зайчик, то одновременно к окну бросились все девушки, а к входной двери все парни. Черный плащ понял, что всё пошло не по плану и засуетился: сначала бросился в право, но там из дверей выскочили трое парней из пиццерии с весьма недобрыми намерениями поиграть в футбол его причиндалами. Подскользнувшись в луже, он бросился влево и побежал вдоль дороги, полы его плаща развивались как крыля летучей мыши и свет фонарика судорожноно метался из стороны в сторону. Но вдруг черный плащ резко затормозил. Парни из пиццерии, уходящие обратно за рабочие места, удивлённо остановились. Там, где черный плащ резко остановился, из за угла пиццерии вырулили три нетрезвых чОтких пацанчика в адидасе. Черный плащ обречённо осознав, что это не его день, а точнее ночь, бросился от них через дорогу в каменные джунгли спящих многоэтажек. Под удивлённые взгляды работников пиццерии и улюлюкающие крики местной гопоты, догонявших его, светлячок, маяча своим фонариком, убегал в тьму, откуда он приходил по ночам в этот мир, к мерцающим огням пиццерии. Больше светлячка никто не видел, тёмные джунгли тех лет поглотили его.

Когда то мы все были студиозами и вылетая из родительского гнезда искали себе работу на время учёбы, дабы почувствовать дыхание долгожданной взрослой жизни.
Мой друг нашёл такую работу в пиццерии и ему удобнее было трудиться в ночную смену. Сама пиццерия находилась в довольно своеобразном на тот момент районе, эдакий Гарлем на территории российских каменных джунглей, в которых обитали местные аборигены, кстати довольно специфичный контингент. Если днём зайти в этот район было относительно безопасно (на дворе были девяностые годы), хотя шансы отхватить пиздюлей и быть ограбленным оставались всё равно, то ночью в этом районе открывался портал в иное измерение, параллельную темную вселенную, из которой в цивилизованный мир выползали упыри со следами героиновой деградации на фэйсе, вурдалаки в спортивных костюмах, спешащие на запах жареных семок, ночные бабочки, пугающие случайных прохожих своими размалёваными лицами (а ля апачи, вышедший на толпу войны) из темноты улиц. В отличие от других обитателей ночных джунглей, бабочки регулярно под утро залетали в пиццерию и были основными ночными гостями и часто оставляли на столах салфетки со своим именем и номером телефона понравившемуся мальчику-официанту. Персонал не рисковал лишний раз нарушать ночную жизнь опасных ночных джунглей, находящихся по ту сторону спасительных стеклянных дверей из за которых доносились лающий смех гиен и яростный рёв бодающихся, разгневанных быков.
В одну из ночей, когда гиены уже слизали бычью кровь с асфальта и ушли по своим норам, а бабочки ещё не успели закончить свои пархающие ночные брачные танцы, в окно пиццерии с улицы посветил луч ручного фонарика. К слову, пиццерия находилась на втором этаже здания. Девушка, протирающая столы в пустующем зале, приостановилась и озадаченно посмотрела на окно. Весёлый светлячок, играющий на широком оконном стекле, подзывал её ближе. Она отвернулась, продолжая свою работу, но лучик света из темного осеннего мрака улицы продолжал настойчиво манить её. Неспешным шагом она подошла к окну и взглянула вниз. Внизу, перед окнами пиццерии, её взору предстала темная фигура в длинном плаще, светившая в окно фонариком. Как только человек в плаще увидел, что его заметили, то резко распахнул плащ и направил луч своего фонарика в распахнутые полы пальто. Луч фонаря прекрасно освещал и демонстрировал обнажённость эксгибициониста, остервенело наяривавшего под шокированный взгляд невысокой девушки. Быстро закончив свои дела и оставив свой «автограф» на стекле витрины магазина, находившегося под пиццерией, злыдень убежал в ночь. Девушка в состоянии транса подошла к остальным сотрудникам, находившимся в кухонной зоне и рассказала, что в джунглях появился персонаж пострашнее. Данный светлячок терроризировал пиццерию периодически, было ясно, что он из местных, подгадывал по времени так, что бы не было посетителей. Когда к окну подходили несколько человек, то он убегал, видимо хотел, что бы наблюдали по одному, стеснялся.
В определенный момент времени всех это достало и они решили маньяка напугать, благо в смене работали три парня. Когда в одну из ночей по стеклу стал бегать световой зайчик, то одновременно к окну бросились все девушки, а к входной двери все парни. Черный плащ понял, что всё пошло не по плану и засуетился: сначала бросился в право, но там из дверей выскочили трое парней из пиццерии с весьма недобрыми намерениями поиграть в футбол его причиндалами. Подскользнувшись в луже, он бросился влево и побежал вдоль дороги, полы его плаща развивались как крыля летучей мыши и свет фонарика судорожноно метался из стороны в сторону. Но вдруг черный плащ резко затормозил. Парни из пиццерии, уходящие обратно за рабочие места, удивлённо остановились. Там, где черный плащ резко остановился, из за угла пиццерии вырулили три нетрезвых чОтких пацанчика в адидасе. Черный плащ обречённо осознав, что это не его день, а точнее ночь, бросился от них через дорогу в каменные джунгли спящих многоэтажек. Под удивлённые взгляды работников пиццерии и улюлюкающие крики местной гопоты, догонявших его, светлячок, маяча своим фонариком, убегал в тьму, откуда он приходил по ночам в этот мир, к мерцающим огням пиццерии. Больше светлячка никто не видел, тёмные джунгли тех лет поглотили его.

Я встретила эксгибициониста: истории из личной жизни&nbsp

«Ой, помню шли мы с подружкой и ее бабушкой, нам лет по 10 было, а бабушка такая боевая, дородная женщина, и тут проходим мимо какого-то забора, а в нем дырка и с нашей стороны торчит мужское достоинство, и двигается туда-сюда. Бабушка это увидела, как сорвется, и с дикими воплями: «тудыть тебя растудыть, извращенец поганый» каааааак схватит его за это самое да кааааак дернет, видимо. Не помню подробностей. Вопль был слышен по всей округе». *** В прошлом году идем с подругой по аллее, сумерки, лето, тепло, и около дерева прямо рядом с аллеей молодой парень, прилично одетый стоит. Мы идем, он нам жалобно: «Девчооонки, ну посмотрите». Мы: «Да чего мы там не видели, заржали, и дальше пошли». *** Со мной подобный случай в трамвае был, я еще совсем молодая-глупая была. Включила громкое оповещение всех присутствующих. Мужики его тут же выкинули, летел красиво. *** Мы в детстве выследили эксгибициониста, который возле нашей школы терся. И облили чернилами из брызгалки. Мне и 2-м подружкам было по 11 лет. Прогнали. Я не знаю, как сегодняшние дети, может в обморок попадают, но эти товарищи дальше демонстрации не идут и трусливы, как зайцы. *** Ой, а я училась в пединституте, перед зданием была лесополоса, уж там их водилось как собак нерезаных! Как у нас физкультура, так они тут как тут. *** На первый взгляд это конечно дико. Но я так, например, со своим мужем познакомилась. Правда прибор там был ого-го… *** Живу в регионе. Несколько лет назад лежала на сохранении в гинекологии. Однажды увидела, что девки дружно тусуются у одного и того же окна по вечерам, хохочут, то плечико оголят, то ножку покажут… Оказалось, там постоянно и уже не один год под окна приходит онанист, немолодой обычный дядька. В знак благодарности, через медсестер передавал девкам конфетки. Проблему комментирует психотерапевт Ярослав Филатов: Мужскому эксгибиционизму уделено большое внимание в психоаналитической литературе. Феномен, что там говорить. Причем очень далекий от его представления в обывательской женской половине. Начнем с того, что физически эти люди безопасны. Их поведение шокирует. Но это шок психологический. Самое неожиданное, это второе. Большинство женщин реагирует правильно. А именно — интересуется размерами. Затем следует возбуждение. Оно настолько же сильное, насколько сильна моментально наступающая вслед за этим оплеуха Морали. «Ты же воспитанная Женщина, а не …». Тембр переживания меняется на гнев, страх, двигательную активность. Женщина возмущается «непристойностью», а непристойная картинка все не выходит из головы. Но самое удивительное не это. А то, что «охота» эксгибициониста зачастую заканчивается удачно. Мордобой и овчарки — это очень редко. Правильные «самки» все-таки находятся. И либо вступают в непосредственный контакт. Либо — дистанционно. Он стоит в укромном уголке, а в окне напротив ему демонстрируют женские прелести. Все по взаимному согласию, к обоюдному удовольствию. Для некоторых людей и ситуаций, самый быстрый способ запустить сексуальную машину мозга у второй стороны — это продемонстрировать ей первичные половые признаки. Не надо долгих разговоров про вкусную еду. Показали лимон — слюнки потекли. Когда товар лицом, то и сценарий понятен. На это и расчет. Пунктуация и орфография сохранены авторские Продолжить обсуждение можно на форуме в теме «Эксгибиционист в автобусе».

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *