цитата:
интровверт 13.03.2017 21:29

«да, именно НАХУА — та же мысль была!
когда у человека «отобрали бизнес, гостиницу в …, в которую она реально всю душу и сердце вложила», тут как бы НИ СЫ уже немного не к месту.
но если душа так и просит плоских шуток, то вот такая хотя бы чуть более соответствует моменту:

(да и переводить уже не надо — раз подруга англ. знает) «
Ваша плоская шутка неплоха, но неуместна в данном случае. И груба для женщины.

Сочувствую вашим друзьям, интровверт , когда они теряют что-то значимое для них, можно сказать, дело всей жизни, вы им говорите : » да это все булшит, рабиш, крап, фак ит даун, не бери в голову» ?

Не знаю, как вы, а я бы предпочла услышать :
«НИ СЫ! — сакральный смысл)): Не дрейфь. Прорвемся. Не сдавайся. Ты сможешь… Да, ты потеряла то, что ты любила. Трудно терять то, что было слишком важно для тебя. Но, что потеряно, не вернешь. Лучше посмотри вокруг — жизнь на этом не закончена. И у нее в запасе для тебя вагон других классных фишек, даже еще лучше.
И только от тебя зависит принять новую жизнь с чистым сердцем и открытым умом или зациклиться на обидах и сожалениях о потерянном.

И вот на крайней фразе вступает вторая часть про этот непонятный лотос)):

качество новой жизни и то, на что способна и сможешь воплотить в жизнь, напрямую зависит от состояния твоего духа, души, ума и даже тела, в конце концов. Путь к постижению истины, к самореализации в чем-то, к состоянию счастья проходит через состояние внутренней безмятежности, непривязанности, открытости ума и души, принятие жизни как она есть, со всеми падениями и взлетами, потерями и обретениями… и понимание, что ничто не вечно и не дается тебе навсегда, а лишь служит ступенькой к совершенствованию твоей души.»
Короче:Будь безмятежен, словно цветок лотоса у подножия Храма Истины.
Немка такое поймет, уверена. И юмор с контрастом грубого ни сы и поэзии лотоса тоже.

Не знаю, как там перевод Кунг Фу Панды, но если у переводчика нет понимания, грубо говоря, «Востока», перевод ничего не стоит. Не удержалась, встряла как-то на историческом форуме в жалобы русских историков-переводчиков с восточных языков на то, что многое из истории востока им не дают исследовать, предпочитая восточных историков, не смотря на то, что их квалификация как ученых существенно ниже по-сравнению с западными, и здесь же что-то типа: » как тошнит и трудно переводить всякую байду с летающими в небесах драконами… » и т п… Не взирая на очевидную наглость чайника, с которой я заметила ученым мужам, что, очевидно же, драконы эти для восточного образа мышления полны смысла, содержания и понимания на интуитивном уровне, а западному поляризованному конкретному образу мышления такого понимания, хоть застрелись, не достичь, потому и предпочитают «родных» исследователей, удивительно, но тапками меня за это никто не закидал :-0. Наоборот, с нескрываемым энтузиазмом, предлагали помощь в поисках ответов на вопросы.

К чему я все это.
Если для вас смысл моего вопроса где-то вне вашего понимания, прошу, не засоряйте ветку. Чтобы переводить технич тексты, надо хотя бы слегка разбираться в технике, медицинские- в медицине, книги по хиромантии- разобраться в азах хиромантии, любовные романы- хотя бы разок влюбиться.
Иначе перевод-мусор. Я так думаю (с)

натрикс,
если бы я испугалась, просто сменила бы ник)) как это сделали вы)

НИ СЫ

Древняя китайская мудрость. Означает : «Будь безмятежен, словно цветок лотоса у подножия храма истины»
ПРИТЧА
Жил на свете маленький и тщеславный Фу. Будто в насмешку над именем, был он отчаянно беден. Все его имущество состояло из одной бамбуковой палочки, которой он чесал затылок и ел, когда добрые соседи угощали горсточкой риса.
В пору семнадцатого цветения сливы Фу пришел к выводу, что он страстно влюблен в девушку по имени Яню (другой по близости не было).
Однако родители Яню слыли местными богачами, и слышать не хотели о таком родственнике. Сломив робкое сопротивление дочери, они выдали ее замуж в соседнюю деревню за вдовца по имени Болин.
Маленький Фу не находил себе места и окончательно забросил поиски работы. Он даже перестал писать стихи, что раньше с ним никогда не случалось. Прежде Фу в любую погоду чертил перед домом избранницы влюблено-замысловатые иероглифы.
Фу ничего не оставалось делать, как обратиться за советом к старцу по имени Вейж.
Мудрец жил уединенно, две горы от землянки юноши.
Фу обрисовал безрадостную картину разбитого сердца:
— О мудрейший! Жизнь без Яню теряет для меня всяческий смысл. Я готов сесть на свою любимую бамбуковую палочку и мучительно ждать приближение смерти.
Вейдж оторвал глаза от пупка и внимательно посмотрел сначала на Восток, а затем на Запад:
— Ни сы — все образуется. Иди с миром.
Фу вернулся домой и возобновил поэтические упражнения. Только теперь в них поубавилось страсти, зато прибавилось смысла.
Кривая слива уронила бесчисленное множество лепестков, прежде чем Болин выгнал новую жену за несносный характер.
Опозоренная Яню поселилась в сыром и тесном жилище Фу.
Слива засохла , а вместе с ней и чувства Фу. Сварливая женщина так допекла супруга, что он неделями хоронился в плешивом лесу, питаясь желудями да кореньями. К тому же Яню отобрала у него единственную палочку, и кушать рис ему стало положительно нечем.
Фу вновь отправился к мудрецу.
— О мудрейший! Как мне быть? Жизнь в который раз превратилась в сущий ад. Я готов вернуть себе любимую палочку только ради того, чтобы воткнуть ее в единственный глаз жены. И пусть меня накажут битиём по пяткам, но более терпеть унижения я не в силах.
— Ни сы – все образуется. Иди с миром.
Фу ждал. Ждала и слива.
Однажды за обедом Яню в спешке подавилась горстью бобов и задохнулась. Фу бросился спасать жену, но вовремя одумался.
Похоронив Яню, Фу вернулся к стихосложению, а кривое дерево к цветению.
Шли годы.
Творчество бездельника было столь же пустоцветно сколь и потуги сливы.
Однажды в проеме его норы показался старец Вейж.
— Мои дни сочтены и вскоре я прорасту лаковым деревом. Или сливой – еще не решил. Но в любой случае продолжу приносить людям пользу.
— А Вы, учитель, не боитесь, что алчные руки спилят или оберут Вас до срока?
— Мой юный друг, я взошел по лестнице познания практически до вершины – остается сделать последний шаг. Поэтому мне не свойственно чувство страха или тревоги.
— Но все же, Вы зачем–то навестили мою скромное жилище?
— Ты прозорлив. Я выбрал тебя среди прочих, дабы книга трудов моих не попала в грязные лапы нечестивых.
— Истинно – Вы мудрейший из мудрейших, — оживился Фу, — А в этой книге есть рецепт мудрости?
— Конечно, сын мой. Пробьет час, и ты его узнаешь. А сейчас я хотел бы отдохнуть перед обратной дорогой.
Фу уступил старцу единственную кровать и единственной же бамбуковой палочкой пронзил его сердце.
Мудрец лежал на земляном ложе, и его лик был безмятежен, как цветок лотоса у подножия храма истины.
Избранник поспешно добежал до обители старца и нашел спрятанный под камнем увесистый фолиант.
Его воображению уже рисовались картинки успеха и благополучия. Воровато оглянувшись по сторонам, он открыл книгу на первой странице…
Пусто!
Вторая и третья были такими же.
Ночь сменила день, и день сменил ночь. И так много раз.
Фу в отчаянии переворачивал тонкие листы рисовой бумаги и до боли в глазах вглядывался в надежде разглядеть тайные водяные знаки.
Тщетно. Великая мудрость не давалась.
И вот, когда разгневанный Фу решил, было сжечь книгу в домашнем очаге (хоть какая-то польза), трижды пропел шама-дрозд, и на последней странице обнаружилась лаконичная запись: НИ СЫ
Благодарный, но, все же, разочарованный ученик вернулся домой.
Каждый год белые мухи прилетали в долину, чтобы найти в ней свою смерть. Они принимали неизбежное с невозмутимой покорностью – молча, хладнокровно.
Однажды голодный Фу нашел под кривой сливой отсвечивающий в лучах заходящего солнца плод.
— Это добрый знак. Значит, я на пути к Истине.
Он сунул его в рот, воздел руки к небу и закричал:
— Ты слышишь меня, старый глупый Вейж? Я на пути к Истине!
В тот же миг Фу поперхнулся, и последнее, что он сумел разобрать было:
— Ни СЫ
01.03.13

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *